Подземные атомные взрывы для народного хозяйства
Подземные атомные взрывы для народного хозяйства
Первые советские мирные ядерные взрывы были признаны успешными, так что использование атомных и термоядерных зарядов в мирных целях получило зелёный свет. Это положило начало грандиозному (но, к счастью, нереализованному) проекту по созданию атомных каналов...

«Огромный огненный шар»

Уже 21 октября 1968 года на Семипалатинском полигоне был проведён взрыв, целью которого было исследование возможности использования ядерного заряда в целях прокладки канала. Для эксперимента использовался заряд небольшой мощности в 0,24 кт, заложенный на глубину 31 м — даже такой небольшой заряд смог создать воронку диаметром 80 м и глубиной 20 м. А 12 ноября 1968 года в этих же целях был проведён второй экспериментальный взрыв с одновременным подрывом уже трёх ядерных зарядов, аналогичных использованному в предыдущем эксперименте. Ядерные заряды были заложены через каждые 40 м. В результате взрыва образовалась исполинская траншея длиной 140 м, шириной 70 м и глубиной 16 м. Советское руководство было в восторге — ещё бы, отработана технология для прокладки колоссального канала Печора — Колва с целью переброски вод реки Печоры в Каспийское море. Так что настала пора переходить от экспериментов к настоящему строительству! В итоге 23 марта 1971 года на проектируемой трассе Печоро-Колвинского канала (в безлюдных местах Пермской области) раздался мощный взрыв — это сработали три ядерных заряда мощностью 15 кт каждый. Заряды были размещены на внушительной глубине 127 м, на расстоянии 150 метров друг от друга.
Вот как описывал эти события один из жителей расположенной в 20 километрах от места взрыва деревни:
«Нас попросили до 12 часов дня выйти из домов, из всех помещений, предупредили, что в районе Васюково что-то готовится и в домах находиться опасно… Что конкретно делается — мы не знали. Как просили, 25 марта все вышли на улицу. Ровно в 12:00 мы увидели на севере, в районе Васюково, огромный огненный шар. На него было невозможно смотреть, резало глаза. Почти в это же время, лишь на мгновение позже, пришла ударная волна, мы ощутили колебание почвы — как будто по земле прошла волна, как по поверхности моря волна проходит. Потом этот шар стал вытягиваться в гриб, и чёрный столб стал подниматься вверх, на очень большую высоту. День был ясный, солнечный, совершенно безоблачный. Потом гриб вытянулся в высочайший чёрный столб, на глаз до километра высотой. Потом он как бы надломился внизу и упал на ту сторону. После этого в воздухе появились вертолёты и самолёты и полетели в сторону взрыва».
В результате взрыва образовался канал длиной 700 м, шириной 340 м и глубиной от 10 до 15 м с оплавленными (а следовательно, устойчивыми) берегами. С чисто технической точки зрения результат был блестящим. Однако принёс этот технический успех одни проблемы. Несмотря на то что использовались новые ядерные заряды с малой остаточной радиацией, радиоактивный след был достаточно велик — выброшенные в атмосферу изотопы были обнаружены даже за пределами СССР — в Швеции и США. Естественно, эти страны немедленно направили протесты СССР, ссылаясь на нарушение Московского договора 1963 года (запрещающего проведение мирных ядерных взрывов, если продукты радиоактивного распада попадают на территории соседних государств). В результате рытьё канала с помощью ядерных взрывов было приостановлено. А через некоторое время сам план строительства Печоро-Колвинского канала был благоразумно отвергнут, как слишком «волюнтаристский». Единственным результатом стало некоторое изменение ландшафта печорских болот.
«В яме ещё водится лещ… Есть и другая рыба. Гусей и уток в некоторые годы бывает видимо-невидимо. А вообще ЗК и поселенцы из Тумского, когда рубили лес на делянках рядом, тут рыбачили, прямо на этом водоёме. Все Чусовское тут рядом с водоёмом собирает грибы. Больше тут и негде — кругом болото. Единственное сухое высокое место было здесь, на месте взрыва», — охотно делились воспоминаниями местные жители.

Предтечи сланцевой революции

Между тем ядерным зарядам в СССР придумали новое применение. Как подсчитали советские инженеры, ударная волна от подземного взрыва может разрушать пласты земной коры и увеличить добычу нефти из скважин. Это была та самая идея, которая в наши дни успешно используется для добычи сланцевой нефти.
Но в СССР решили использовать для этих целей атомные заряды. Так что в 1965 году в рамках проекта «Бутан» два атомных заряда были подорваны в Башкирской АССР, в 10 километрах к северо-западу от города Мелеуз. В результате взрывов на Грачёвском нефтяном месторождении удалось вдвое увеличить объёмы добычи нефти. А когда спустя 15 лет скважина начала истощаться, подземный атомный взрыв повторили снова. Примерно в то же самое время с помощью атомных зарядов близ Уфы были созданы подземные ёмкости для захоронения промышленных отходов Салаватского нефтехимического комбината. А в курортном Ставропольском крае взорвали атомный заряд в 10 килотонн в целях интенсификации добычи газа.
Дефектом советской программы ядерных взрывов была строгая секретность. Население (в тех районах, где проводились взрывы) ничего не знало о происходящем. Основные вопросы решались узким кругом руководителей «Атоммаша» (министерства среднего машиностроения), а эти люди, в силу очевидной заинтересованности, были склонны преувеличивать выгоду от мирных взрывов и игнорировать негативные последствия.
Впоследствии, когда историю мирных атомных взрывов рассекретили, в Сми началась кликушеская кампания на тему ужасов радиационного заражения (с жуткими рассказами про светящиеся по ночам мёртвые зоны, радиоактивных рыб пираний, посёлки жителей-мутантов и т.п.).
Несомненно, избыточная радиация опасна, но всё же надо сознавать, что со слабыми дозами радиации люди сталкиваются постоянно (например, используемый в строительстве гранит является источником слабой радиации). В Хиросиме и Нагасаки продолжительность жизни людей несколько выше, чем в среднем по Японии. В отношении советских ядерных взрывов также есть основания сомневаться в их смертоносном характере. Так, руководивший взрывом, создавшим озеро Чаган, Иван Турчин вспоминал: «Дозиметрическая служба полигона вела систематический контроль радиационной обстановки в воронке и водоёме. Вода в водоёме была чистая: мы неоднократно купались в нем, ловили и ели карасей (я здоров, чувствую себя хорошо, хотя мне уже 75 лет, а тогда не было и пятидесяти)».

Фиаско

Между тем программа мирных атомных взрывов набирала обороты. Эффективным было признано использование ядерных зарядов для проведения глубинного сейсмозондирования земной коры (с целью поиска залежей полезных ископаемых). Подобные атомные взрывы проводились даже в Ивановской области!
Атомную эйфорию не остановила даже серьёзная неудача, произошедшая 9 июля 1972 года, когда была сделана попытка аврально ликвидировать газовый факел, возникший при бурении на участке газоконденсатного месторождения неподалёку от села Крестище (в Харьковской области). Тогда при бурении на участке газоконденсатного месторождения произошёл выброс природного газа. Газовый фонтан пришлось поджечь, так что в небо устремился огненный столб высотой в 9-этажный дом. Предполагалось, что факел быстро выгорит, но пламенный столб полыхал ещё в течение целого года, а все действия технического характера оказывались бессильны перед этим огненным смерчем. Тогда в Москве за подписью Л. Брежнева и А. Косыгина было издано распоряжение о проведении подземного ядерного взрыва, который должен был перекрыть канал газовой скважины и потушить пожар. Конечно, за основу был взят успешный опыт, приобретённый во время ликвидации пожара на газовом месторождении в Урта-Булаке, в Узбекистане.
Однако на этот раз проект был проработан намного хуже.
Спустя четыре месяца с момента принятия решения рядом с газовым факелом была пробурена скважина глубиной более двух километров, в которую был заложен ядерный заряд мощностью 3,8 килотонны. В 10 часов утра 9 июля 1972 года атомный заряд был взорван. Увы, но этот проект закончился полным провалом — газовый факел погасить не удалось, канал, по которому вырывался газ на поверхность, перекрыт не был. В итоге факел продолжал гореть ещё несколько месяцев, а ликвидировать аварию удалось старой и медленной технологией тушения — создав вокруг скважины карьер, а потом завалив его.
К сожалению, этот провал (оставшийся совершенно неизвестным широкой публике из-за секретности) не повлиял на решимость советских властей и дальше использовать атомные взрывы в сомнительных целях. «Атомная эйфория» вызвала, вероятно, самый непродуманный советский атомный проект, получивший название»Кливаж». Проект был нацелен на обеспечение стабильной добычи стратегически важного коксующегося угля на шахтах Донбасса. Для этого было необходимо найти решение проблемы выброса метана. При добыче угля вскрываются каверны, в которых под давлением притаился метан. И тогда в шахте может произойти самое страшное — взрыв. Метан крайне взрывоопасен, и его выброс практически всегда сопровождается разрушительным пожаром. Для снижения аварийности шахт необходима была дорогостоящая и методичная работа. Однако советское руководство желало решить проблему метановых выбросов одним махом.
Родилась безумная идея встряхнуть подземелья Донбасса подземным ядерным взрывом, чтобы метан через образовавшиеся трещины ушёл в атмосферу!
Изготовление спецзаряда мощностью 0,3 килотонны было поручено КБ-11 Всесоюзного научно-исследовательского института экспериментальной физики (в Арзамас-16).
Одновременно велись активные подготовительные работы. Был пробит специальный штрек, в конце которого была создана взрывная камера. Сразу начались проблемы — камера практически сразу стала заполняться водой. Её пытались откачивать, но безуспешно. Встал вопрос об отмене взрыва, но из Москвы вместо этого потребовали ускорить работы. В итоге атомный заряд был помещён в камеру, и 16 сентября 1979 года проведён взрыв. Жителей расположенного практически в месте взрыва посёлка Юный коммунар эвакуировали, сообщив, что в районе проводятся массовые учения. «Коммунаров» вывезли в соседний населённый пункт, где их ждали банкет за государственный счёт и концерт самодеятельности.
Эффект от взрыва, даже если он был, оказался ничтожен. Уже через полгода недалеко от места подрыва случился внезапный выброс метана, и весь дорогостоящий проект пошёл прахом.
А между тем под землёй осталось «сердце» взрыва, где сосредоточено 100 тонн твёрдых радиоактивных отходов и 500 кубов сильно загрязнённых подземных вод. Что будет в случае разгерметизации этой камеры?
После фиаско проекта «Кливаж» программа мирных ядерных взрывов пошла на спад.
Хотя ещё в 1986 году А.Д. Сахаров обнародовал предложение по применению сверхмощного подземного ядерного взрыва (порядка 100 мегатонн) для предотвращения землетрясений — однако советское руководство проигнорировало идеи академика.
В 1988 году был произведён последний мирный атомный взрыв. Интересная, но тупиковая программа использования мирных атомных и термоядерных бомб была закончена.Автор: А.Стела
Опубликовано 12 апреля 2021 | Комментариев 0 | Прочтений 510

Ещё по теме...

Добавить комментарий
Периодические издания



Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества