Сказка - ложь, да в ней намёк
Сказка - ложь, да в ней намёк
Как правило, начинающий кладоискатель к своему новому «хобби» приходит после рассказов о легких удачах; слухи о трагизме и таинственности этого занятия отвергает напрочь - «чепуха, да и только»!
Но история всегда мудрее современности. Через народные поверья и легенды она предупреждает: каждый, даже самый малый клад-«захорон», - это не что иное, как «символ жизненной энергии», «воплощение магической силы владельца». И заполучить клад, - даже и вековой давности, - это не просто обогатиться, ссыпав в карман старинное золото, но... овладение чужой силой, удачей и счастьем.
«Тяга» наших предков к захоронению своего добра объясняется просто: вражеские набеги из-за кордона и «свои» же разбойники на дорогах постоянно угрожали жизни каждого. Оттого купцы, мещане, крестьяне даже и малую толику накопленного старались припрятать в т.н. «захоронках». А предвидя, что к своему добру можно и не вернуться, - кто-то погибал от разбойных рук, кто-то оставался без наследников, - далекий хозяин накладывал на свои сокровища заклятье. И с того момента клад как бы получал живую душу и начинал жить самостоятельно: «отводил глаза» непрошеным искателям, заманивал их синим пламенем-далекой свечой в жуткие места, пугал видениями и воплями, а то «выходил на солнышко погреться» и просто из рук искателя-чужака уходил в землю...

Клады бывают разные

И не только по содержимому. Искатели знающие разделяют клады на два «подвида»: одни «можно найти», а вторые - «нельзя достать».
В числе первых - те, в которых золотые и серебряные изделия изготовлены людьми и служили людям. Со вторым подвидом сложнее во всех отношениях: его драгоценное содержимое изготовлено, отчеканено и спрятано нимфами-сильфами, и оттого найти его сложнее. И даже если смертный отыщет такой клад, - за ним его владельцы рано или поздно вернутся, отберут и перепрячут, и уже, как правило, бесследно.

Заговорённые

Разбойники заклинали свои клады духами тех, чьими руками зарывались сокровища, и кого, как ненужных свидетелей, они убивали. Во Владимирской губернии живы легенды о банде Рощине, орудовавшей в начале XIX в., ее атаман оставил по всей губернии множество кладов с несметными сокровищами. А к каждому кладу приставлял «кладовика»: отрубал землекопу голову и клал ее на крышку сундука, и заклинал дух убитого на вечную охрану своих сокровищ.
Но нередко и сами хозяева сокровищ, проклятые на веки за душегубство и скряжничество, превращались в свирепых и жутких «кладови-ков». Адские чудовища терзают их тела и лишь в Светлое Христово Воскресение отпускают - если душегубы добровольно откроют клад и пожертвуют его на благое дело или церковь...
Говорят, попал в такие хранители и Стенька Разин: «прикован он к своим сокровищам, сосет его сердце огромный змей...».
Вокруг озера Кабан, что в Казани, со времен Ивана Грозного не стихают слухи о несметных сокровищах, которые хранит озеро за печатями легенд и мистических заговоров. Накануне взятия Казани войском Ивана Грозного один из последних татарских ханов приказал утопить все свои сокровища в озере - 150 сундуков с золотом и драгоценными каменьями! И с той поры кто только не искал те сундуки...
Накануне Великой Отечественной войны искала их даже... казанская милиция -и ей, советской и «красной», не чуждо, оказывается, помечтать о кладах. Целой экспедицией милицейские водолазы обшаривали дно озера и обнаружили-таки большущий сундук. И даже багром подцепили... Но едва подтянули к водной поверхности, как сундук отяжелел, багор сломался и окованная металлом громадина камнем ушла под воду. И сколько потом ни искали на том же месте, - все тщетно!

Они опасны и требуют почтительности

История кладоискательства предупреждает: отправляясь за сокровищем, следует все же помнить (уж, веришь-не веришь!), что заговоренные клады охраняют «нечистые»! Не зря в старину к поиску и вскрытию клада считалось нелишним (правда, не всегда желательно) призвать священника. Хотя и не всегда помогала такая предосторожность.
Так, в 1752 году некий священник из Симбирской губернии Кирилл Михайлов взялся раскопать клад в овраге между селом Помаево и деревушкой Атяшкина. С крестом и Евангелием пришел он к заветному месту, но едва вогнал лопату в землю, -жуткие видения заплясали вокруг и до того довели его, что бежал монах от раскопа в беспамятстве, и крест бросив в овраге, и Евангелие...
Любят заговоренные клады и подшутить над людьми. Как-то две снохи остались дома на хозяйстве - мужья со свекрами уехали на базар. Управились молодухи и чаевничают у окошка, разговорами тешатся: «А вот явился бы нам сейчас клад» - говорит одна. Другая: «А… наделать на тот клад! Еще и впрямь явится...». И только проговорила - в окошко кто-то гроб пихает. Бабы в ужасе, кричат-крестятся. Первая опомнилась и ну молитвы читать, - посыпался из гроба лошадиный навоз. Снохи его быстренько -во двор... А вечером вернулись их домашние, лошадей распрягают - под ногами звенит что-то. Сбегали за огнем, глянули и обмерли: посреди двора куча золота! Свекор рад-радехонек: «новый дом поставим...». Тут снохи и признались, как клад накликали, свою часть требуют. Выделил им свекор по нескольку монет, снохи их по своим сундукам рассовали. А через какое-то время пришли полюбоваться на свое добро: а у той, что непочтительно отозвалась о кладе, в сундуке вместо золота - лошадиный навоз...

Указывают сами на себя

Но самое интересное, что заговоренные клады подчас и сами «желают», чтобы их нашли, и сами же «показываются»: то перед искателем сам собою огонь зажегся, то появится видение зверя, птицы или человек встанет... При этом цвет видения будет соответствовать цвету металла, захороненного в этом месте: белый или седой - серебро; красный, рыжий, желтый - золото. Огонь над кладом - значит, заговорено сокровище у жертвенного огня; призрак человека или животного - это те, кого принесли в жертву языческим богам владельцы клада. Но вот что ужасно и непроходяще: «отворяются» такие клады только тем же «способом», что и «затворялись»...

Этикет кладовой

А еще, по поверьям старины, заговоренные клады требуют к себе подхода особого. Это как раз те, которые никак не даются, хотя и место точно известно, а поиску бесконечно что-то мешает.
На такой случай и необходимо знать правила и... этикет кладоискательства. Оказывается… есть и таковые!
Перво-наперво, прежде чем хвататься за лопату, следует выбрать «правильное» время начала работ: клады податливее в период владычества Луны или Сатурна; а когда Луна проходит через созвездия Тельца. Козерога или Девы. - ну это просто время «кладопадов»!
Кладоискатель не должен ничего бояться, на поиск клада следует отправляться «в добром расположении духа», и ни в коем случае не держать на душе злых помыслов.
А встали на пути духи, -они только видения: с ними следует беседовать и петь, и даже... попытаться развеселить «бестелесных». Но только не молчать! И помнить: чем сильнее беснуются, шумят и страшнее корчатся хранители, значит клад вот-вот уже покажется. Это пигмеи и сильфы от зависти к копателю злобой исходят, не хотят расставаться со своим добром.
С другой стороны, советуют люди знающие: если уж стражи слишком свирепствуют, -начатый раскоп у благоразумнее оставить. Все равно хозяин не даст попользоваться кладом, но запросто на глазах счастливца превратит золото в мусор или навоз. Но случается, что горшок со скорлупой показался «на глаз» и вопреки содержимому тяжелее, - тут в помощь только Священное Писание «Господь будет судить мир огнем...», да Псалмы: «...золото и серебро испытываются огнем и очищаются». А это не что иное, как нагревание «трансмутированного» мусора в огне до полного очищения, отделения минералов-металлов и обращения их в золото-серебро.

Заговоры, оберегающие клады

Главными элементами заговора служили ограда, замок и ключ, причем - как словесные, так и натуральные; в том же наборе - ножи, серпы, мечи и косы (их зачастую находят вместе с кладом), которым предназначалось сторожить «захоронку» от чужих рук.
Среди надежных заклятий хозяева кладов отдавали предпочтение: «Попадайся клад доброму человеку в пользу, а худому на гибель»; и... «Тому это добро достанется, кто после моей смерти тотчас же голым пропляшет». Есть заговоры и для «именных» кладов - на человека определенного имени.
Призывались на помощь и молитвы: «Пойду в чистое поле, во леса дремучие, за черные грязи, через океян-море» или «А здесь стоит столб, а на нем сидит Спас-Пресвятая Богородица».
На подмогу и защиту предусмотрительному искателю: «За болотом немного положено - мне приходится взять. Отойди же ты, нечистая сила, не вами положено, не вам и стеречь».
А когда и этого казалось мало, искатели и сами придумывали молитвы - «самодельные». В этом извечный и простой расчет, а главное - вера людская: силою слова и знамением креста сокрушить нечистую силу и клад «отчитать».
Кроме того, для «отчитывания» клада требуются и особые, «благочестивые приемы». Если, к примеру, над кладом стоит часовня или крест, или «на золотой цепи икона Богородицы в золотой ризе» висит, или только одна «неугасимая лампада», - все эти знаки указывают на клад, который «спрятан с зароком, чтобы нашедший его построил церковь или часть приобретенного разделил нищим или разнес по чтимым монастырям». Не случайно и народное поверье стоит на своем: «клады легко даются в руки людям некорыстным, готовым поделиться с ближними».

Духи-насмешники

Со стародавних времен бытуют сказания о хранителях кладов - духах «кладовиках» («кладовых») и их подручных «кладенцах». Зачастую это или существа, напоминающие человека, и люди, обреченные на вечное «заклятье»; это и мифические Хозяйка Горы, белая змея, Торный хозяин, Великий Полоз, разбойник Кудеяр; и зачарованные животные - медведь на цепи, змея медяница, черная кошка, филин. В ночь на Ивана Купалу «кладового» из своей среды выбирают бесы...
«Кладовики-кладенцы» любят поглумиться над настырными искателями, поводить за нос: подведут к заветному месту, да и подсунут вместо золотой кубышки глиняный горшок, набитый косточками-щепками, яичной скорлупой, в лучшем случае - медью или очень уж сомнительными «ценностями».
Новички открещиваются от подобных казусов: мол, нашли-то они именно золото-серебро, но злые духи-хранигели их находку в мусор «трансмутировали»... Знатоки в усы ухмыляются: «сокровища, найденные неожиданно, не могут быть трансмутированы». И выходит, что нашел - тому и радуйся. Но соглашаются: да, духи могут подсунуть «сюрприз»...
Впрочем, известна в кладоискательской среде и проверенная версия: истинный клад чаще как раз и попадается по воле случая. Просто «кладовики» наперед знают все помыслы и намерения людские, а потому время от времени и... несколько теряют бдительность. Короче, и на духов бывает проруха - отсюда и нежданная людская удача...
Или, ну не желает «кладовик» отдавать людям насиженное место - старый замок или заброшенный дом, в котором кто-то вздумал поселиться. Ведь именно в таких местах и хранятся доверенные им богатства! И тут уж духи все сделают, чтобы отпугнуть поселенцев. Разве что новоселы догадаются о причине и... поищут клад: если найдут - наступит покой; в противном случае унесут духи клад еще глубже, но и покоя как не было, так и не будет...

На всякого счастливца

С тех же времен и способов искать клады испытано множество. А походы за кладами заговоренными признаны наиболее опасными. И значит: «...на предполагаемом месте захоронения клада зажги свечу, установленную в ореховом подсвечнике. Чем ближе будет клад, тем сильнее будет мерцать пламя. А как оно потухнет, там и копать надо. Но, если не будет твердого намерения отдать десятую часть бедным, клад спрячется в землю так глубоко, что никаких сил не хватит отрыть его».
Чтобы избежать проклятья заговоренных кладов (заведомо нацеленных на кладоискателя), перед началом работы следует выполнить обряд: «Начертать острым ножом, окуная его в святую воду, круг, опоясывающий место захоронения богатства.
Определить по компасу стороны света и на каждой установить свечу и произнести, кланяясь каждой свече (начать с северной): «Четыре апостола-евангелиста, хранители Божьих тайн - Матфей, Марк, Лука, Иоанн, - очистите сие место от наложенного на него заклятия».
Причем, если клад замурован в стене, круг чертится на стене, и север обязательно вверху! А уж как клад показался, следует тут же произнести: «Господь Бог впереди, Ангел-хранитель позади, святые евангелисты по бокам, аз тебе Отец Небесный славу воздам! Защитите меня (имя) своей силой от дьявольских козней. Освободите сей клад от тяжкого заклятья».
И ни в коем случае не прикасаться к сундучку-горшку, пока не прочтете сорок раз «Отче наш»! А далее особое действо: если в кладе вещи, - следует обрызгать их святой водой и подержать над пламенем свечи; монеты - прокалить на огне; драгоценные камни на 24 часа опускают в проточную воду.
Один из самых «верных» способов - «магическая лоза». Правда, и она, как самая обычная, - чаще склоняется к монеткам, случайно оброненным, и не обязательно в глубокой древности.
Ищут сокровища магическими кристаллами, по зеркальным видениям и т.н. «рамкой» (последний «способ» описывает даже современная биолокация). Всех-то и премудростей: взять «рамку» в руки и задавать ей вопросы: мол, в каком направлении идти за кладом - рамка укажет; затем - как далеко, и при этом подсказывать рамке в цифрах: километры, сотни, десятки метров... Пока заветная точка не будет указана. Не лишне и еще раз уточнить у рамки: здесь ли, уважаемая, копать?.. И, ведь, ищут...
А уж клады, зарытые «на счастливчика»! Этот «подвид» и способ его поиска встречается даже в старинных книгах. Он довольно прост (об эффективности сведений нет): «повстречать черную кошку и пойти за ней. Где она остановится и мяукнет, - ударить ее, что есть силы, по голове, и воскликнуть: «Рассыпься!», и на месте гибели кошки начать копать»... В те времена не до морали было по отношению к животным.

Найти нашёл, но взять-то как?

С той самой старины сложилась и целая наука «открывать» клады. А никак… если не знаешь зарок, с которым он захоронен! К примеру, на большой дороге, между почтовой и казенной просекой, зарыт клад - чтобы найти его, нужно... пропеть 12 песен, да чтобы ни в одной не упоминалось ни о друге-недруге, ни о милом-немилом.
А если лежит ваша предполагаемая находка под сосной - вот и лезьте на сосну, да непременно вверх ногами, и тем же «макаром» (вниз головой) и спускайтесь... Иначе, - клада не видать.
ПАПОРОТНИК: Абсолютным и могущественным способом старина называет цветы папоротника и разрыв-травы, и еще косточку-счастливку - если, конечно, повезет сначала их отыскать...
У многих народов бытует поверье, что в ночь на Ивана Купала все цветы земли достигают наивысшей силы цветения. В эту ночь и папоротник на мгновения загорается огненно-красным цветом, указывая на кладоносные места. Впрочем, опытному искателю достаточно и мгновения. Ведь и нечистая сила, охраняющая клад, знает о папоротнике-подсказчике, и тоже не зевает - отпугивает охотников диким хохотом и жуткими воплями. На этот случай нелишне заручиться «главной» молитвой: «черт поиграл да опять отдал, и не шутил бы, не глумился над рабом Божьим».
Рассказывают, что если папоротник попадал в обувь (нечаянно задетый ногою - и случаи такие бывали), человек начинал узнавать и видеть все тайны леса и земли, все захороненные клады. Но только до той поры, пока цветок оставался в сапоге-лапте.
РАЗРЫВ-ТРАВА: Она показывается искателям только в ночь на Ивана Купалу. Могущественные свойства травы - сокрушать самые невозможные преграды, ломать любые двери и замки. Но и ее цветение равно мгновению. В которое, чтобы добраться до клада… нужно успеть прочесть символ веры, Господнюю и Богородичную молитвы. Кто пробовал - знает...
КОСТЬ-НЕВИДИМКА (СЧАСТЛИВКА): Имеет такую же могущественную силу. Нужно, всего лишь… разварить черную кошку и в ней найти эту самую косточку. Но ее магические свойства «заработают», если... заложить кость в рот, за щеку.

Было-не было в старину…

В одном селе детвора, наслушавшись россказней взрослых, и себе вздумала поискать клад. Но самим страшновато - зовут в компанию одинокого старика, что жил в крайней избушке под лесом. Старик отмахнулся: «Господь захочет - так и в окошко подаст». Пришлось мальчишкам
самим идти. Конечно, найти ничего не нашли, - разве что на обратном пути наткнулись на издохшего барана. Захотелось гореискателям хоть так позабавиться: приволокли барана к стариковской избушке и подкинули в окошко... Старик барана наутро увидал: перекрестился, взял за ноги, чтобы выбросить во двор... Да вдруг зазвенели по избе червонцы.
Приметил как-то дьякон: что ни полдень - является ему незнакомый мужик: сам грязный, рубаха и портки изорваны, волосы на голове дыбом, борода клочьями! Появится, в сарай забежит, а назад не возвращается! Дьякон догадался: и себе нырнул в тот сарай, взялся за лопату, прокопал в сажень -наткнулся на громадный котел. Только-только поднатужился его вытащить, как слышит: «И что ты тут, добрый человек, делаешь?» - «А тебе-то какого черта нужно!» - огрызнулся дьякон и тотчас почуял, как дрогнул в его руках котел и начал уходить в землю. Старики поговаривали: не ругаться бы дьякону, а позвать того, кто окликнул его, на помощь...
С недобрыми помыслами ходить за кладом - напрасное дело. Двое сотоварищей как-то нашли клад: договорились поделить поровну, взялись за лопаты, вот уже и заветный котелок почти в руках,.. И тут одному пришло на ум: «а если бы все это - да мне...» - В тот же миг клад с грохотом и звоном монетным провалился в бездонный колодец.
Нечто необъяснимое произошло с крымским кладоискателем со стажем. Наткнулся он как-то на «небольшой золотой клад» - тщательно выбрал содержимое, а место раскопа «слегка прикрыл, замаскировал и оставил». Через год искатель снова оказался в тех местах: копал рядом, но неудачно. Собрался перейти на новый участок, но перед тем решил передохнуть - вскрыл под костер прошлогоднюю яму. И... отпрянул, пораженный: там, где год назад он же вынул предыдущий клад, из грунта показался еще один! Но и это не все: дома, при сравнении новой находки с фотографиями предыдущей (уже реализованной), она оказалась копией, «братом-близнецом» предыдущего! Разве что в последнем отсутствовали несколько незначительных дефектов первого...

Вехи кладовые

А в целом история кладов земли российской не может похвалиться несметными размерами когда-либо найденных сокровищ. Золото-драгоценности - большая редкость старорусских «захоронений», обычное их наполнение - серебро да медь копеечная. Но ведь славились же своими богатствами самодержцы российские, бояре и монастыри! Историки объясняют это несоответствие тем, что не количеством монет измерялось состояние российской знати и монастырей, а по числу земель, слуг и крепостных крестьян; купцы свои богатство передавали от дедов к внукам лавками, торговыми судами да амбарами, полными товаров.
Оставили по себе кладоносный след купцы, торговавшие с зарубежными странами. В средние века это предприятие было крайне опасным - через дремучие леса и вдоль бурных рек накатывались и столетиями не менялись торговые пути-дороги. Отчего были удобны они и для разбойничьих засад на купеческие обозы. Купцы же, чтобы уберечь свое добро от полного грабежа, часть не нужных для ожидавшейся сделки денег припрятывали в заветных придорожных закоулках: при необходимости проще было вернуться к тайнику, чем пускаться в обратный путь за недостающей суммой. Не одна купеческая «заначка» и сегодня все еще ждет своего часа -то ли хозяин погиб в пути, то ли запамятовал место заветное...
Но по тем придорожным «захоронкам», что уже найдены, современные исследователи вычислили главные торговые пути старины российской. Только в Московской области их было три: с Верхней Волги - по рекам Москве, Яузе и Клязьме; южное направление -- к Серпухову и Коломне; западное - в сторону Твери и Новгорода.
С другой стороны «бессребренность» и немногочисленность древнерусских кладов объясняется тем, что промышленная добыча золота и серебра для чеканки монет началась в России только с середины XVIII в, В обращении ходили... серебряные талеры и золотые венгерские («угорские») дукаты, ввозили их из-за границы, и были они дефицитными.
«Не высылая денег за границу, но ежегодно скупая оные, россияне платят иноземцам обыкновенно товарами... Даже сам царь серебром платит только тогда, когда сумма не превышает 4 или 5 тысяч рублей, обыкновенно же пушным товаром или воском» - из памятки француза Ж. Маржерета, жившего в России в конце XVI века.
Клады россиян намного отличаются от своих заморских сородичей и по номиналу - всего от 100 до 10ОО копеек, и по стоимости - не более 10-30 рублей (в XVI-XVII вв.); самый ценный клад остался от одной из вологодских церквей - 50 тысяч копеек. В XVIII веке суммарная составная кладов уже повыше -от 40 до 500 рублей...
Кладовыми «сейфами» для наших предков служили т.н. «КУБЫШКИ» - глиняные горшки наподобие груши, с высоким и узким горлышком. Такая форма делала кубышку устойчивой к давлению извне, - ее смело закапывали в землю, закладывали камнем; глиняная кубышка не боялась ни воды, ни огня.
Изготавливали кубышки в каждом торговом городе по-своему: у московских гончаров - чернолощеные (похожие на металлические); у псковских, новгородских и смоленских -желтые или коричневые; деревенские гончары довольствовались необожженной глиной. Места захоронения выбирали под стенами амбаров, клетей и погребов. Но ценны такие клады скорее для историков, чем для искателей сокровищ...

Не тревожьте солдат...

В современном кладоискательстве появился и такой подвид копателей, как «трофейщики». Это те, что ведут свой «промысел» на' местах былых сражений, нарушая покой солдат и местных жителей, павших в годы последней войны. И противостоят им только те, чей покой нарушают копатели - преследуют своих обидчиков жуткими видениями, преследуют по жизни мистическими происшествиями. И оплакивают нарушенный покой свой: со странной закономерностью во время кладбищенских раскопок почти всегда начинается дождь...Автор: И.Хроль
Источник: "Секретные материалы" №9 (51), 2010
Опубликовано 23 декабря 2019 | Комментариев 0 | Прочтений 719

Ещё по теме...
Добавить комментарий
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества