Конго - политический кризис, хроника мятежа
Конго - политический кризис, хроника мятежа
Заир, или Демократическая Республика Конго, — не только самая большая, но и самая богатая природными ресурсами страна Африки: нефтяные и газовые месторождения, урановые, золотые и серебряные рудники, залежи редких металлов, уникальный климат, позволяющий снимать по четыре урожая в год. Но её до сих пор раздирают внутренние конфликты. Одни пеняют на диктатора Мобуто Сесе Секо, другие проклинают бывших белых хозяев — бельгийцев, третьи считают, что в хаос страну ввергли революционеры, пытавшиеся в середине 1960-х годов подтолкнуть конголезцев к коммунистическому пути развития.

Патрис Лумумба — символ революции

Как маленькая Бельгия умудрилась отхватить едва ли не самый лакомый кусок африканского пирога, не так уж и важно. Но вот управляли захваченной страной бельгийцы из рук вон плохо. Население оставалось отсталым, а на металлургических предприятиях трудились выходцы из метрополии.
В 1960 году бельгийцы предоставили конголезцам независимость, но большинство белых остались на своих местах: на производстве, в армии, полиции, администрации. Крупные компании тоже остались за своими европейскими владельцами, небольшая прослойка образованных чернокожих оказалась не у дел. Естественно, большую часть этих людей захватили идеи левонационалистического толка, и они ориентировалась на Китай и СССР.
Бельгийцы же считали, что политика — дело туземцев, и явно преувеличивали степень их преклонения перед белыми.
Предоставленные сами себе конголезские политики быстро довели страну до кризиса. Президентом стал деятель консервативного толка Жозеф Касавубу, а премьер-министром — Патрис Лумумба, метавшийся между националистическими идеями и просоветскими взглядами. Его раздражали американцы, которые пытались наложить лапу на богатства страны ещё со времён Второй мировой войны (кстати, уран для атомной бомбы, уничтожившей Хиросиму, был добыт именно в Заире).
Вскоре Конго охватил политический кризис. От страны отделилась богатая провинция Катанга, которую возглавил Моиз Чомбе, вспыхнул мятеж и в провинции Касаи. Лумумба решил покончить с повстанцами, обратился за помощью к СССР и получил несколько военных самолётов и группу советников. Это окончательно раскололо страну. Касавубу ориентировался на западные страны, Чомбе заявил, что покончит с коммунистической заразой и готов прекратить мятеж, если правительство примет военную помощь от Бельгии и отправит в отставку Лумумбу. Неожиданно их поддержал министр обороны Мобуту.
Но бедные регионы были на стороне Лумумбы. По всей стране стали убивать бельгийцев. Лумумба попытался создать альтернативное правительство в Стэнливиле, однако был арестован верными Касавубу войсками, выдан режиму Чомбе и убит в январе 1961 года. Говорили, что Чомбе приказал вырвать сердце Лумумбы и съел его, чтобы унаследовать силу и власть врага. Забегая вперёд, скажем, что в 1964 году он действительно стал премьер-министром.
Но у Лумумбы нашлись последователи. В 1964 году в провинции Киквит восстание поднял министр образования правительства Лумумбы Пьер Мулеле, а на востоке страны появились партизаны симба (в переводе с языка суахили — «лев»). Ими руководили Гастон Сумиало и ещё один лумумбист, Лоран Кабила.

Марксисты-людоеды

Вскоре весь мир заговорил о революции в Конго. Мулеле, обученный методам партизанской войны и основам маоизма в Китае, нашёл общий язык с симба, и восстание приняло общенациональный характер. Вскоре значительная часть страны оказалась в руках мятежников. Правда, действовали симба без чёткого плана, поскольку это были люди из самых отсталых регионов страны.
Но именно страх перед дикарями из джунглей и их шаманами словно парализовал волю солдат Чомбе. Симба с криками бежали в атаку, вооружённые мачете или копьями. Впереди двигались шаманы, размахивавшие ветками священного дерева и повторявшие: «Вода-вода». Так они заговаривали «львов» от вражеских пуль, которые под действием магии обращались в капли дождя. Армия Чомбе большей частью представляла собой кое-как вооружённое отребье, чуть более грамотное, чем сами симба. А потому при виде партизан её солдаты бросали оружие и разбегались.
В это время Мулеле и его эмиссары уговаривали левые правительства всего мира оказать помощь партизанам. Разумеется, они представлялись марксистами и твердили о социалистическом пути развития, но между тем вряд ли слышали о классовой борьбе. У жителей захваченных территорий был выбор: либо примкнуть к партизанам, либо стать жертвами первобытных ритуалов. В захваченных городах и сёлах то и дело вспыхивали драки между желающими добыть кусочек печени или сердца убитого вражеского командира, чиновника. Восставшие полагали, что таким образом обретают силу своих недругов. Особенной удачей считалось полакомиться белым человеком.
Вскоре Чомбе и Мобуту осознали, что конголезские солдаты не смогут остановить симба, число которых выросло до десятков тысяч, и начали приглашать белых наёмников. Повстанцев удалось остановить и отогнать к озеру Танганьика. Лидеры партизан тем временем находились за границей, выпрашивая помощь у СССР и Китая. Там действительно подготовили несколько десятков боевиков-заирцев, но те не горели желанием возвращаться в джунгли — в загранкомандировке было куда безопаснее. Придать новый импульс — дикой» революции решили профессиональные борцы с империализмом.

Бессилие товарища Че

19 апреля 1965 года в Танзанию прибыли 14 кубинских военных инструкторов во главе с самим Че Геварой, скрывавшимся под псевдонимом Коммандер Татту. Всего в лагере под Гаваной для отправки в африканские джунгли были подготовлены около ста военных, прошедших школу боёв на Острове свободы. Воинство Мулеле, деморализованное поражениями и сильно поредевшее, окопалось в деревеньке Кибамба на озере Танганьика. Всего насчитывалось около пяти сотен бойцов Народно-освободительной армии Конго и несколько сотен вооружённых беженцев из числа руандийских тутси. Через несколько дней к этим силам присоединились ещё несколько десятков кубинцев.
Че Гевара поначалу был настроен оптимистично. Правда, первая вылазка революционеров обернулась неудачей. Тутси, не понимавшие ни по-испански, ни суахили, не вышли в заданную точку, гарнизон городка Бендере оказался сильнее, чем предполагали кубинцы, а симба либо отказывались брать в руки автоматы, либо с закрытыми глазами расстреливали весь боезапас в воздух и разбегались. Они полагали, что стрелковое оружие разит грохотом выстрелов. К тому же заклинание «вода-вода» оказалось недейственным против европейских солдат. А группа восставших, которой поручили доставить к месту боя миномёт, бросила его по дороге, поскольку он был тяжёлым.
Идея Че готовить повстанцев на месте оказалась никуда не годной — аборигенов не удавалось научить стрелять. Кроме того, в июне в Алжире был свергнут левый режим Ахмеда бен Беллы, который помогал доставлять в Конго оружие и инструкторов. В итоге против войск Чомбе, усиленных примерно тысячей белых наёмников, остались 105 кубинцев и толпы дикарей. Да и сформировать отряд Че Гевары исключительно из чернокожих не получилось — африканцы не признавали жителей Острова свободы за своих.
К тому же с первых шагов кубинцы утратили преимущество внезапности. В деле у Бендере они потеряли четырёх человек, и их документы попали в руки врага. Теперь Чомбе знал, что ему противостоят профессионалы. Правой рукой у него был Майкл Хорр — самый известный наёмник Африки того времени. Да ещё перехватили переговоры кубинцев по рации, из чего Хорр сделал вывод, что четверо убитых были не последними.
Против партизан Че бросили авиацию и танки. Одновременно войскам Касавубу удалось окончательно разгромить симба. Кубинцы остались практически один на один с врагом. Однако банды Хорра несли огромные потери, и он неустанно требовал все новых наёмников. К осени Че Геваре удалось сносно обучить несколько сотен бойцов, но его войска контролировали лишь небольшую полоску берега Танганьики.
Всю осень Че тщётно пытался добиться помощи от китайцев, СССР или кого-то ещё. Хорр не спешил атаковать его лагерь, опасаясь потерь. Но и повстанцам ни разу не удалось проникнуть вглубь Конго более чем на 80 километров. Местные жители, опасаясь террора, стали относиться к партизанам враждебно. Изменилась и международная обстановка. Под давлением Организации африканского единства Касавубу отправил Чомбе в отставку за использование европейских наёмников и пообещал Хорру немалые деньги, если тот уберётся из страны после ухода кубинцев. Партизанам отказали в поддержке все соседние страны, и даже Танзания предъявила им ультиматум: если Че Гевара со своим отрядом не уйдёт из Конго к 20 ноября, то проход будет закрыт. В последний день данного срока кубинские инструкторы и около 40 конголезских повстанцев переправились через Танганьику. Революция симба закончилась — «шакалы» прогнали «львов».

30 лет спустя

Уже 24 ноября Мобуту Сесе Секо совершил военный переворот, установив личную диктатуру и отправив в отставку Касавубу. Мулеле скрылся за границей, но через три года вернулся в Конго под обещание амнистии, был схвачен и казнён. Че погиб в октябре 1967 года в Боливии. Кабилу, однако, не удалось ни выманить из эмиграции, ни ликвидировать. Коммунистические отряды ещё не раз вторгались в Заир из Анголы, но каждый раз отступали. В 1991 году рухнул СССР, и Запад перестал поддерживать Мобуту. А в октябре 1996 года из джунглей на границе с Угандой вышли хорошо обученные и вооружённые отряды Союза демократических сил за освобождение Конго. Менее чем за год они дошли до столицы и свергли Мобуту. Президентом Конго стал Кабила. А командовали его войсками, по уверениям свергнутого диктатора, кубинские военные специалисты.Источник: "Тайны ХХ века" №46, 2012 г.
Опубликовано 03 декабря 2019 | Комментариев 0 | Прочтений 346

Ещё по теме...
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий

код подтверждения
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества