Неуловимые сокровища затонувших кораблей
Неуловимые сокровища затонувших кораблей
О поисках кладов, находящихся на погибших кораблях, написано и рассказано много. С развитием дайвинга интерес к этой теме значительно возрос. Вероятно, каждый любитель подводного плавания мечтает найти свой «золотой галеон». И в связи с этим у дайверов стало возникать много вопросов о затонувших кораблях и грузах, находящихся в их трюмах.
Поисками подводных кладов люди занимаются уже не одно столетие. Кому-то везло, но для большинства это оказалось несбыточной мечтой.

«Чёрный принц»

Во время Крымской войны снабжение англо-французско-турецких войск, находящихся в Крыму, осуществлялось морем. Новейший английский пароход «Принц», построенный в 1853 году, осуществлял свой плановый рейс из Англии в Крым. На его борту помимо прочих грузов находилось золото в монетах для уплаты жалованья войскам. По пути пароход останавливался в Константинополе.
8 ноября 1854 года «Принц» прибыл на Балаклавский рейд и встал на якорь. Весть о том, что на судне должны были привезти долгожданное жалованье, быстро разлетелась среди солдат. Утром 14 ноября шторм небывалой силы обрушился на побережье. В результате двадцать одно судно, находящееся на Балаклавском рейде, пошло ко дну. Среди них был и «Принц». Пароход сорвало с якоря, продрейфовало к скалистому берегу, и после первого же удара о скалы он затонул. Экипаж погиб почти полностью.
Пресса мгновенно отреагировала на это событие. Сенсационные заголовки газет сразу же стали называть погибший пароход «Черным принцем» (это название с тех времен прочно закрепилось за судном). Количество золота, которое якобы находилось на его борту, в первых газетных публикациях оценивалось в 500 000 франков. Затем эта сумма выросла до 10 миллионов рублей золотом. И до сих пор реальное количество драгоценного металла, который сегодня лежит на морском дне, неизвестно.
После окончания войны обнаружилось много желающих добраться до золота «Принца». Но заниматься поиском богатства, находящегося на глубине более 60 метров, в то время было задачей практически невыполнимой. И все попытки искателей золота «Принца» в конце XIX века были заранее обречены на провал.

Разрешай, но проверяй

О судне на какое-то время забыли. Но затем начался второй этап «золотой эпопеи». Водолазная техника несколько усовершенствовалась, и шансы искателей сокровища повысились. На начало XX века приходятся основные серьезные попытки найти золото. События развивались так. Житель Санкт-Петербурга Герман Молво 14 апреля 1903 года обратился к командующему Черноморским флотом с просьбой поднять золото с «Принца». Свое желание он мотивировал тем, что итальянская фирма, называемая Генуэзским обществом для подъемов и работ на больших глубинах воды, обратилась к нему с подобной просьбой, и он представляет ее интересы.
Как и положено, бумага была отправлена по инстанциям. Результатом был отказ - работы по подъему золота будут препятствовать судоходству и без того в узкой Балаклавской бухте. Но настойчивости Молво было не занимать. 18 августа 1904 года он уже другим путем просит разрешения на производство работ показывая, что они будут проводиться без ущерба для судоходства.
В итоге такое разрешение ему было дано 24 августа 1905 года на пароходе Соттегаа в Балаклавскую бухту отправилась итальянская команда водолазов вместе с директором Генуэзского общества... Джузеппе Рестуччи.
Не слишком доверяя искателям сокровищ из солнечной Италии, штаб Черноморского флота дал предписание начальнику Крымской бригады пограничной стражи «...учредить надзор за действиями компании Молво со времени начатия его работ по подъему денег и других предметов с английского парохода «Черный принц»». Был ли представитель пограничной стражи на итальянском пароходе или контроль осуществлялся какими-то другими способами - неизвестно.
По официальной версии, золота итальянцы так и не нашли.

Мак, Вульф, ЭПРОН, Языков и др.

В 1910 году в Севастополь прибыли немецкие инженеры Мак и Вульф для очередной попытки поиска. Они «точно знали» место, где лежал пароход на глубине 40 сажень. (Почему-то у каждой экспедиции по поиску золота было свое «точное место» гибели парохода, находящееся на разных глубинах.) Препятствий им никто не чинил, но и эта попытка закончилась ничем.
В советское время поисками золота с «Принца» начал свою деятельность ЭПРОН (экспедиция подводных работ особого назначения). В архивных документах эта попытка описана довольно подробно. Некто Языков в 1921 году поднял вопрос перед Морским штабом РВСР и НКПС о возобновлении работ по подъему «Принца». Не добившись нигде достаточного внимания, он случайно (?!) попадает 8 марта 1923 года на прием к члену коллегии ГПУ Генриху Ягоде, после чего получает официальное разрешение на организацию советской экспедиции по подъему «Принца».

Около десятка поисковых экспедиций пытались найти местонахождения сокровищ "Чёрного принца", все они заканчивались полным провалом
Около десятка поисковых экспедиций пытались найти местонахождения сокровищ "Чёрного принца", все они заканчивались полным провалом

Созданная 15 марта 1923 года Экспедиция подводных работ особого назначения при ОГПУ с размахом взялась за это дело. Была специально изготовлена батисфера. В процессе поисковых работ в разных местах были обнаружены обломки затонувших кораблей, отдельные предметы, поднято свыше 200 саженей цепей и два старинных якоря.
Но... «Принц» так и не нашли.
В заключении по этому делу говорилось следующее: «...Успешное окончание розыска задерживается погодой и отсутствием точных указаний о месте погружения корабля, что ведет к необходимости обследования громаднейшего района». Работы свернули, так как успех оказался сомнительным.
Кстати, Языков оказался интересной личностью. Свою страсть к кладоискательству он пытался реализовать еще до революции. В архиве сохранилось дело за 1912 год под названием «Особый журнал Совета министров о разрешении В. Языкову проводить изыскательские работы по извлечению из водных бассейнов предметов древности и ценных вещей». Разрешение было дано с условием: «...0 найденных вещах доводить до сведения Императорской Археологической комиссии». Насколько пунктуален был Языков в соблюдении этого условия, неизвестно.
Возможно, он был из тех людей, которые начинали искать что-то ценное, услышав или прочитав об этом в газете, но не удосужившись проверить заинтересовавший его факт в архивах. А если бы он заглянул туда, то обнаружил, что после Крымской войны в Севастопольской бухте в период с 1856 по 1862 год работала компания американца Джона Гоуэна по поднятию затопленных кораблей. И работала довольно успешно. Помимо прибыли, которую получил, Гоуэн был награжден орденом Св. Станислава. И будь российское правительство уверено, что на «Принце» есть золото, оно бы использовало возможности фирмы Гоуэна. Но официальные власти не проявили к этому делу никакого интереса.
Что же касается англичан, то они даже не пытались достать золото «Принца», будто этого парохода и не было вовсе.
Спустя некоторое время японская фирма «Синкай Когиоссио» запросила разрешение поднять золото «Принца». Свои работы она начала летом 1927 года вместе с ЭПРОН. По условиям контракта поднятое золото делилось: 60% ЭПРОНу, остальное японцам. В результате подняли со дна пять золотых монет...

Молчание адмиралтейства Британии

Если посчитать, во сколько обошлось всем желающим найти английское золото, начиная с 1856 года, то эта сумма превысит стоимость того, что якобы находится на дне. Но разубедить людей в этом - непростая задача. Да и есть ли в этом смысл.
На сегодня официально английское Адмиралтейство так ничего и не сказало по этому вопросу. Только один факт, что «Принц» прибыл на Балаклавский рейд 8 ноября, а затонул 14 ноября 1854 года, дает право предположить, что за это время золото могли перевезти на берег и в момент крушения его просто не было на борту судна. Обследовать дно Балаклавской бухты современными техническими средствами большого труда не представляет. Обломки судов и сейчас находятся на своих местах и не ушли в грунт, так как дно бухты каменистое и только местами покрыто наносным илом толщиной до 30 см. Это почти идеальные условия ДЛЯ ПОИСКОВЫХ работ. Но вот желающих продолжить работы по поиску «Принца» сейчас, видимо, не будет, так как стоимость работ обойдется в кругленькую сумму. А будет ли что-нибудь найдено? При отсутствии подтверждения факта наличия золота на «Принце» архивными документами все экспедиции сильно рискуют обернуться пустой тратой денег, времени и сил.
Тот же ЭПРОН серьезно занимался поисками золота и в Финском заливе. Так по информации, полученной ОГПУ в 1924 году, во время Первой мировой войны при эвакуации из Либавы недалеко от побережья затонуло несколько судов, на которых якобы находилось золото госбанка Либавы и округа. Найти его ЭПРОН пытался вплоть до 1937 года. Очевидцы тех событий назвать точного места гибели судна не могли. А несовершенная техника и большие районы поиска стали основной причиной неудачи. Золото, судя по архивным документам, так и не было найдено.

Балтийский собрат

Если про золото «Принца» знают или где-то читали многие, то мало кому известно, что у него есть собрат в Балтийском море. Вероятно, многие будут удивлены, узнав, что у нас под боком недалеко от берега в территориальных водах бывшей Российской империи в 1783 году погиб персидский корабль с грузом золота на 70 миллионов рублей в ценах 1859 года.
В архиве сохранилось дело по этому поводу. Оно разбиралось на самом высоком уровне, так как бумага адресовалась на имя великого князя Константина Николаевича. Было задействовано Министерство финансов и Департамент внешней торговли. Суть дела в следующем. В 1859 году некий купец Прим получил разрешение на поиски и подъем золота с этого корабля, нанял пароход и команду водолазов компании «Гидростат». Поиски начались в июне и продолжались целый год. Осенние штормы и зима приостановили работы. Потом поисковые работы свернули. Возможно потому, что затонувший корабль занесло песком и илом, а специальной техники в то время не было.
Находилось ли действительно золото на этом корабле?
С 1783 по 1812 год наблюдение за местом его вечной стоянки было поручено таможенной страже. Как сказано в документе, «чтобы прибрежные жители этот корабль не вынули». А подобный приказ мог исходить только от официальных властей, которые знали о ценном грузе. И согласитесь, были веские основания наблюдать за местом кораблекрушения в течение двадцати девяти лет. Был жив лоцман, который находился на этом корабле во время крушения, но по старости он впал в детство, и получить от него вразумительных ответов не удалось.
Некоторые прибрежные жители подтвердили, что слышали от своих родителей о месте крушения корабля в день Святой Троицы 1783 года. Этот факт задокументирован в деле с указанием фамилий свидетелей и описанием места крушения судна. То есть документ того времени вносит в эту историю хоть какую-то ясность. Корабль так и не был найден, хотя разрешения на поиски его груза добивались разные люди. После 1860 года ни одной попытки продолжить поиски не предпринималось. Дело было сдано в архив и благополучно дожило до наших дней как доказательство того, что холодные воды Балтийского моря хранят еще много неразгаданных тайн.
Интерес к затонувшим кораблям в водах России проявляли в первую очередь иностранцы, так как прекрасно знали, какой груз может находиться в их трюмах. Например, в 1827 году английский купец Вильям Стоке просил разрешения отыскивать и поднимать погибшие тяжести в Неве и Финском заливе. Он планировал создать компанию в Санкт-Петербурге «...для отыскания погибших в воде судов, разных металлов и вещей по Невским рекам и по всему Финскому заливу до Балтийского моря и чтобы никто в течение 10 лет не имел права никакими орудиями и машинами производить подобное отыскание погибших в воде тяжестей и металлов на том же пространстве».
Даже российские чиновники были удивлены непомерными аппетитами этого англичанина. И немудрено, ведь в Санкт-Петербург возилось морем огромное количество товаров. И купеческие суда терпели крушения по всему Финскому заливу. Если взять таможенные ведомости привезенных морем товаров в Кронштадт и Санкт-Петербург, то удивляет, что, например, бриллианты, драгоценные камни, жемчуг измерялись в фунтах и штуках; платина, золото, золотая и серебряная монета в пудах и штуках и т.д. Если брать только стоимость привезенного морем в Кронштадтский порт золота в 1829-1832 годах, то его среднегодичный завоз оценивался в 14 миллионов рублей серебром. Вывоз был примерно таким же. В 1863 году из Кронштадта морем вывезли за границу 1981 пуд золота, и это количество было ниже среднего уровня.
Но не факт, что суда с ценным грузом спокойно лежат на дне и дожидаются, когда их найдут. При кораблекрушении груз такого рода спасался в первую очередь. И в дальнейшем, если ценный груз тонул вместе с кораблем, использовалась любая возможность, чтобы извлечь его из воды. Не исключено, что на дне Финского залива лежит не один затонувший корабль, стоимость груза которого намного больше стоимости золота такого же «Принца». Но об этом никто не стремится узнать. Одной из причин является то, что поиск таких кораблей в архивах займет уйму времени и сил, а результат заранее предугадать невозможно.
Хотелось бы, чтобы со временем кому-то из россиян улыбнулась удача и он нашел свой «золотой галеон». Ну а пока, начиная с 1993 года, только в Балтийском море были найдены два затонувших корабля, которые принадлежали Российской империи. Нашедшие их иностранцы в одночасье стали миллионерами.Автор: А.Упкунов
Опубликовано 11 сентября 2019 | Комментариев 0 | Прочтений 225

Ещё по теме...
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:

код подтверждения
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества