Лето померкнувшего Солнца
Лето померкнувшего Солнца
Череда катастроф и аномалий, охвативших Северное полушарие Земли летом 1783 года, со временем была забыта. Но источник бедствий остался, выжидая удобный момент для нанесения очередного удара.

Сухой туман над Европой

Утром 10 июня 1783 года жители Шотландии и Норвегии заметили, что небосклон стал затягиваться странной дымкой, которая, постепенно уплотняясь, заслоняла дневной свет. Солнце сделалось красным. Даже в полдень на него можно было смотреть, не щурясь. По ночам в небеса поднималась кроваво-красная луна.
Несколько дней спустя дымка объявилась над Центральной Европой и продолжала расползаться дальше. «Я устал от злой погоды, — писал английский поэт Гораций Уолпол. — Солнце садится, подобно раскалённой докрасна оловянной тарелке, а затем через какое-то время появляется луна примерно такого же цвета, как будто для изображения обоих используется один и тот же шар на движущейся картинке».
26 июня дымка достигла Санкт-Петербурга и Москвы. К концу июня она заслонила небо над Сирией и Ливаном, а 1 июля её заметили над Алтаем и восточными провинциями Китая. Потом небо померкло над севером Канады и Аляской.
Спустя несколько дней после появления дымки люди почувствовали сильный запах горящей серы.
«24 июня дымка сопровождалась сернистым запахом, ощутимо воздействующим на наши чувства, — записал голландский учёный Ян Генрик ван Свинден. — Запах проникал даже в закрытые дома. Выходя наружу, жители не могли сдерживать кашель и страдали от головных болей. Астматики страдали от приступов своей болезни.
Утром 25 июня оказалось, что листва на деревьях, трава и посевы пожухли. Листья осыпались с деревьев, как будто настала осень, чуть позже осыпались и плоды. Состояние полей было ужасающим. Зелёный цвет исчез повсюду, легко можно представить себе, что наступил октябрь или ноябрь».

«Многое умерли…»

Со всех концов Европы поступали известия о погибших полях и лесах. Заражённый воздух убивал насекомых. В Швейцарии вывешенные на просушку ткани изменили цвета. Химик Дю Вакье из Невшателя провёл ряд опытов и выяснил, что в воздухе присутствуют пары серной кислоты. Его коллеги из Франции запустили воздушный змей, чтобы собрать пробы воздуха. Когда змей вернулся, оказалось, что кислота запятнала и местами прожгла его ткань!
Там, где концентрация ядовитых газов и паров кислоты была особенно высокой, люди стали умирать. В ряде провинций Франции каждый третий не пережил того страшного лета. Первыми погибали крестьяне, работающие на воздухе. Уже в наши дни учёные изучили записи о похоронах в церковных книгах и подсчитали, что в 1783 году жертвами атмосферных явлений стали сотни тысяч человек. В Великобритании тем летом умерло на 40% больше людей, чем за любой другой год в XVIII столетии. Современники сравнивали смертоносную дымку с эпидемией чумы, выкосившей Лондон за 100 лет до этого.
«Многие из тех, кого я оставил в моем приходе в добром здравии, умерли, а многие умирают, — записал в сентябре 1783 года священник Чарльз Симеон из Кембриджа, только что вернувшийся из путешествия. — Смерть свирепствует везде, куда бы я ни направился».

Небо, грозящее гибелью

Бури и грозы, сменившие аномально жаркую погоду, не принесли облегчения. Они обрушились на землю с невиданной доселе яростью. Молнии били непрерывным потоком, поражая все на своём пути. Многие посёлки выгорели дотла.
Жанет Бернетт из Дисблэйра, графство Абердиншир, записала в дневнике: «Гроза, разразившаяся у нас 3 июля, затронула всю Англию и Южную Шотландию. Дома сильно повреждены, очень многие люди убиты».
Изучив 19 английских газет с июня по сентябрь 1783 года, учёные нашли в них 183 статьи о грозах с эпитетами «яростная», «чудовищная» и «смертоносная».
Грозы, обрушившиеся на Центральную Европу, были ещё более серьёзными. «Едва ли найдутся места, где говорили бы о чем-то, кроме ущерба, нанесённого грозами, ливнем и наводнениями», — утверждала «Гентская газета».

Извержение 1783 года повлияло на климат Европы и Америки. Зима, наступившая после рассеивания дымки, была крайне суровой. Замерзали реки, снег проламывал крыши домов. В Британии морозы погубили 8000 человек.

12 июля в Женеве молнии беспрерывно били в течение 11 минут, поджигая дома. Другая гроза погубила 40 человек неподалёку от горы Маттерхорн. В Клаттау (ныне Клатови, Чехия) молния подожгла пороховые погреба. Взрыв разворотил половину квартала и обрушил церковь святого Адальберта.
Самая ужасная гроза обрушилась 22 июня на город Глац (ныне Клодзко, Польша). О ней писали даже английские газеты: «Окрестности Глаца посетила такая сильная гроза, что она ничем не отличалась от землетрясения. Сильнейший дождь затопил местность, как потоп, и снёс все построенные за последние 250 лет мосты. Раскаты грома были настолько сильны, что несколько печных труб рухнуло, а стены осыпались. Целые деревни также были смыты бешеными потоками. Несколько сотен людей утонули, большое количество скота погибло. В самом Глаце вода затопила склады и казармы».

Огненные шары

Вскоре люди узнали о новой напасти. В наэлектризованном небе начали загораться пылающие шары, поджигая всё на своём пути.
«Огненный шар упал на сарай, принадлежащий мистеру Хипуэллу из Фенстантона, и зажёг его, — сообщила газета «Эдинбург Адвертайзер» за 8 июля. — Пламя оттуда сразу же перебросилось на стоявший в нескольких метрах дом бедного ткача. Все пожитки бедняка и большое количество принадлежащих его нанимателям тканей поглотил огонь. Несмотря на принятые меры, пожар уничтожил шесть жилых домов, несколько сараев и амбаров».
В Корке, Ирландия, 15 июля «увидели, как шары обрушиваются на поля, взрываясь при соприкосновении с землёй». В графстве Эссекс огненный шар упал на школу, погубив трёх детей. Можно понять ужас, охвативший очевидцев, когда над всей Великобританией вечером 18 августа пронёсся шар «величиной с диск Луны». Архидьякон из Йорка Уильям Купер увидел его из кареты: «Погода была душной, атмосфера туманной, и ни малейшее дуновение не шевелило воздух. Около девяти часов вечера было так темно, что я едва мог видеть изгороди, дорогу и даже головы лошадей. Пока мы ехали, я обратил внимание спутников, что было что-то особенно поразительное в этом вечере, исходящее не только от его безмолвия и темноты, но и от серных испарений, казалось, окружающих нас со всех сторон. Внезапно темнота осветилась ярким дрожащим светом, появившимся на северо-западной стороне горизонта. Сперва он казался неподвижным, но вскоре сорвался со своего места, взяв курс на восток и юго-восток. Он прошёл прямо над головами с гудящим шумом, как показалось, на высоте около 55 метров. Тянувшийся за ним хвост, насколько можно было оценить на глаз, имел около 7-9 метров в длину. Наконец, чудесный метеор разделился на несколько пылающих частей или огненных шаров, главная же его часть по-прежнему оставалась в своём полном великолепии. Вскоре я услышал два сильных взрыва… Встреченные нами по дороге люди рассказывали о пережитом ужасе в самых эмоциональных выражениях».
Огромный шар не причинил никакого вреда, взорвавшись высоко в воздухе. До сих пор неясно, был ли он ярким болидом или необычной шаровой молнией. Некоторые люди уверяли, что шар менял направление полёта.

Обречённый остров

Осенью 1783 года, когда ядовитая дымка начала слабеть, до Европы дошли первые вести о катастрофе в Исландии. 8 июня остров разорвала трещина длиной 25 километров, выбрасывая миллионы тонн лавы и пепла. 130 кратеров, в том числе вулканы Гримсвотн и Лаки, непрерывно извергали облака газов. Лава залила почти 600 квадратных километров, сжигая фермы и пастбища. Буйство стихии продолжалось до 7 февраля 1784 года.
В наши дни учёные подсчитали, что в ходе извержения в воздух было выброшено 8 миллионов тонн фтористого водорода и 120 миллионов тонн двуокиси серы. Соединившись с водяными парами, они образовали ядовитые облака серной и фторо-водородной кислоты. В Исландии выбросы газов погубили каждого четвёртого жителя. Ситуация была настолько серьёзной, что датские власти задумывались об эвакуации острова.
«Болезнь, охватившая людей, имела те же симптомы, что и у павшего скота, — писал один из очевидцев. — Руки, бёдра, шея и голова ужасающим образом вздувались, особенно локти, колени и другие суставы. Болезненные судороги сводили сухожилия, и тела гнулись в вызывающем жалость положении. Зубы шатались, исчезая под распухшими деснами. На поздней стадии от дёсен отваливались почерневшие куски. Рот и шею покрывали большие зловонные язвы. Наконец, изо рта вываливался сгнивший язык».
Страшная смерть наступала из-за отравления соединениями фтора. Выжили только те, у кого остались незаражённые запасы пищи и воды.

Затишье перед бурей

До сих пор учёные спорят, кто первым догадался о связи между ядовитым туманом и катастрофой в Исландии. Американцы считают, что это был Бин Франклин, в то время служивший послом во Франции. Позднее Франклин писал, что в том году лета в Европе не было. Французы приписывают эту честь физику Морежу де Монтредону, прочитавшему доклад о причинах «сухого тумана» за полгода до того, как увидело свет письмо Франклина. Оба были правы: миллионы тонн двуокиси серы, выброшенной в воздух, образовали огромное количество ядовитых аэрозолей в атмосфере Северного полушария. Трение мелких частиц пепла способствовало электризации воздуха, породив невиданные грозы.
Сейчас вулканы Исландии молчат, но их молчание напоминает затишье перед бурей. Профессор Хэзел Ример предупредила, что четыре крупнейших вулкана острова, в том числе и Гримсвотн, в любой момент могут начать извергаться. Небо снова затянет пелена из пепла и ядовитых аэрозолей, истекая кислотными дождями. Остаётся только надеяться, что новое извержение не начнётся в ближайшие годы.Источник: "Тайны ХХ века" №22, 2017 г.
Опубликовано 07 мая 2019 | Комментариев 0 | Прочтений 1009

Ещё по теме...
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Имя:

код подтверждения
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка The X-Files ... все тайны эпохи человечества



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества