Казни по ошибке
Казни по ошибке
Хочу рассказать, как военные суды Российской империи начала XX века, выносили смертные приговоры невинным людям. Сперва пару слов о самих судах, затем рассмотрим несколько реальных дел. Заметка подготовлена на основе публикаций В. Г. Короленко - писателя и заслуженного правозащитника.

Военно-окружные суды Российской империи

Судебная реформа Александра II в 1864 году закрепила бессословность, гласность и состязательность судов. Военно-судебный устав 1867 года ставил целью преобразовать военные суды в соответствии с принципами реформы. Однако на практике эти принципы в военных судах были реализованы в меньшей степени чем в гражданских. После поправок военного устава за 1883-1885 года, судопроизводство упростилось, возросло влияние военного начальства и урезались права подсудимых.

Устав, среди прочих, вводил военно-окружные суды, которые по военно-уголовным законам могли судить не только военных, но и гражданских лиц. Военные суды не старались тонко разграничить степень преступности действий, чтобы назначить соответствующее наказание. Они с лёгкостью присуждали смертную казнь. Согласно военно-уголовному законодательству, казнь грозила за умышленное убийство, изнасилование, разбой, грабёж, уничтожение чужого имущества. Например, грабёж, не подразумевал насилие, опасное для жизни и здоровья человека. Такое устрашение наказанием порождало особый тип жестоких убийц, которых после первого преступления уже ничего не сдерживало. Какая им разница, повесят их за одно убийство или за десять.

Вменяя человеку статью, по которой его ждала виселица, суд почти не предоставлял никаких гарантий его защиты. Закон обязывал назвать подсудимому свидетелей в момент вручения обвинительного акта! В виде уступки на поиск свидетелей могли предоставить сутки, но и это критически мало. Подсудимый часто пребывал в шоковом состоянии или был малограмотным и не мог сам разобраться в акте, а его защитник в этот день мог куда-то уехать.

Более того, суд имел право отказать в вызове свидетелей, если они живут за чертой города, в котором заседают судьи. Получается обвиняемый мог не получить свидетелей с места преступления, если суд проходил в другом городе. Если же на вашей стороне выступят свидетели евреи, есть вероятность, что суд не поверит их показаниям. Считайте это, как одно из проявлений антисемитизма. Кстати, так произошло в деле Глускера, который в результате был невинно казнён, далее о нём будет подробнее.

Также закон позволял запрещать подавать апелляции из военного суда в кассационные инстанции, которые могут пересмотреть приговор. Под запрет могла попасть и конфирмация — право утверждения казни или помилования, смягчение и отмены.

В некоторых округах империи возможность кассации упразднялась наперёд. Например, приказом 1908 года временного генерал-губернатора Ясенского, кассационные жалобы по приговорам военно-окружных судов Терской области (сегодня территория Ставропольского края и Дагестана) не принимались.

Если система не оставляет вам инструментов защитить себя, то возможно само дело рассматривали в мельчайших подробностях, чтобы уберечь вашу жизнь от судебной ошибки? С точностью до наоборот. Суд старался в стремительном порядке отправить человека на виселицу, объясняя все встречающиеся сомнения в пользу обвинения.

Давайте поближе познакомимся с несколькими показательными, делами, которые освещались в печати, также о них писал сам Короленко.

Дело Глускера

В ночь на 16 августа 1907 года в Черниговской губернии в местечке Почеп, было убито несколько членов семьи Быховских. Произошло это в их доме,сопротивления они не оказали, так как семью застали врасплох. Отец, сын и приказчик наутро найденные мёртвыми, жена, невестка и внучка тяжело ранены.

Рассматривал дело киевский военно-окружной суд. Обвинены были бывшие приказчики Быховского: Дыскин, Кописаров и Глускер, которых покойный обвинял в краже товаров, соответственно, они могли ему мстить. Первые двое смогли доказать, что находились в день убийства в другом месте. Глускер в этот день крыл крышу, вместе с другими кровельщиками в имении г-жи Гусевой, которое расположено за сто вёрст от Почепа. Гусева подтвердит, что поздним вечером 16 августа лично видела Глускера в своём имении, а уже на другой день, узнав про убийство, расспрашивала его об этом. Правда, эти показания окажутся у суда, уже после казни Глускера, когда выяснится, что он невиновен.

В своих показаниях Глускер ссылался на кровельщиков с которыми работал. Они это подтвердили, но им не поверили, ведь эти кровельщики были евреи. Главная улика против Глускера состояла в том, что пережившая нападение восьмилетняя девочка из семьи Быховских признала в нём убийцу, который нанёс ей удар. Также несколько свидетелей якобы видели его шатающимся без дела около дома Быховских вечером. У судей не вызвало никаких сомнений, что девочка, ошеломлённая ударом, посреди ночи в полупамяти могла ошибаться, а другие свидетели обознались из-за вечерних сумерек. Они даже не попытались удостовериться в показаниях кровельщиков евреев. Те указывали, конкретную кровлю, где работали на протяжении всего дня на виду других людей. Возможно, среди них суд смог бы найти свидетелей-христиан, чьим словам он бы поверил?

Семья Быховских была убита с ужасающей жестокостью, которую едва ли можно мотивировать местью за подозрение в краже. Глускер являлся средним приказчиком, обывателем, который прежде никогда не участвовал в убийствах или вооружённых кражах. Здесь же ощущалась рука профессионального убийцы. Исходя из этой логики в итоге отыщут настоящих убийц, это окажутся преступники, ранее приговорённые к каторге, но бежавшие с неё, всех приговорят к виселице. Однако жизнь невинного Глускера было уже не вернуть. Остаётся задуматься, что из этого страшнее, убийство семьи Быховских или судебное убийство Глускера?

Следующие дела также отличаются убийственной логикой военного правосудия, но их объединяет хороший исход. Невиновность подсудимых была установлена до того, как они оказались на виселице.

Дело Юсупова

В Грозненском округе (входил в Терскую область) в ноябре 1898 года, был ограблен хутор, принадлежавший Денишенка. Воры забрали несколько вещей, произвели много шума, чем привлекли соседей, сделали по ним четыре выстрела и затем скрылись. Произошло это вечером, разглядеть кого-то было трудно. Но члены семьи Денишенка заявили, что в одном из нападавших узнали чеченца Юсупова, который два года назад был их работником. Денишенка также показал, что у него пропала, припрятанная сторублёвая бумажка.

Военный суд состоялся 2 апреля 1899 года в Грозном. Единственные свидетели обвинения — семья Денишенка на суд не явилась. Они переселялись в Закаспийскую область, поэтому причина неявки законная. Все оставшиеся свидетели, выступали в защиту Юсупова. Некоторые из них в вечер нападения были у Юсупова в гостях. С их слов, расслышав шум, доносившийся с хутора, Юсупов сам их послал, проверить, что случилось. На месте они также заметили преступника, похожего на Юсупова. Уже после ареста Юсупова, этот преступник совершил несколько нападений на дорогах.

Характерно, что семья Денишенка, окончательно утвердилась в показаниях о сходстве только по возвращении на хутор главы семейства. Свидетели защиты посчитали это, как попытку Денишенка взыскать свои убытки за счёт Юсупова. А слова о ста рублях являлись специальной выдумкой. Стремление Денишенка ускорить своё переселение, один из свидетелей расценил, как страх последствий ложного показания.

В таких обстоятельствах дело предстало перед военными судьями Грозного. Они приговорили Юсупова к смертной казни. Заседание проходило гласно и такой исход ошеломил публику.

Один из присутствовавших г. Ширинкин написал с просьбой о помощи Короленко. Стараниями последнего, дело удалось донести до военного министра и кавказского наместника. Казнь приостановили, началось административное расследование, где сразу стало ясно, что Юсупов невиновен, позже он получил полное помилование.


К сожалению, история на этом не заканчивается. Пока Юсупов ожидал в тюрьме казни вместе с другими осуждёнными, смертники чеченцы взорвали дверь, дав возможность заключённым сбежать. Юсупов, как человек, ни в чём не повинный, ожидавший своей смерти, решил воспользоваться единственным шансом и спасти жизнь. Вскоре, сбежавших поймали, двоих повесили, а Юсупова судили по-новому уже за побег и отправили на каторгу.

Дело Ермолаева

В 1907 году на XI отделение петербургского городского ломбарда было совершено нападение. Полиция схватила троих нападавших, которые затем признают свою вину, а также попавшегося под руку юношу — крестьянина Ермолаева. Всех приговорят к смертной казни, кассационная жалоба Ермолаева, результата не даст. По счастливой случайности в назначенный день казнили только троих виновных, для четырёх двор оказался слишком мал. Перед смертью осуждённые подали заявление на высочайшее имя, что Ермолаев к нападению совершенно непричастен. В итоге его казнь задержали, а 25 октября 1907 года тот же военно-окружной суд признал Еромалоева невиновным. Страшно подумать, что испытывал юноша в дни ожидания перед исполнением приговора.

Дело Кузнецова

Дело разбиралось в московском военно-окружном суде. В 1906 году было совершено нападение на казённую винную лавку в районе Прохоровской мануфактуры. В ходе преследования преступником убит городовой. Произошло это в одиннадцать часов утра в восьми верстах от фабрики, где работал Кузнецов.

Девятнадцать свидетелей подтвердили данные, согласно которым, Кузнецов в день убийства, пришёл с работы в восемь утра, спал до сорока пяти минут двенадцатого, затем в двенадцать пошёл обедать, а в час дня вновь работал у станка на фабрике. Из этого ясно, что Кузнецов физически не мог быть на месте преступления.

Арестован Кузнецов по доносу Рыжевой и её друга Запольского. Первая - бывшая любовница Кузнецова, которую он бросил после женитьбы. Её приятель - “человек без определённых занятий”, которого Кузнецов избил за оскорбление сестры.

Как вы считаете, какой суд на основании этих показаний, готов приговорить человека к смертной казни? Ответ — московский военно-окружной суд 21 ноября 1906 года он вынес Кузнецову смертный приговор.

Кассационная жалоба не прошла, но защитникам удалось возбудить дело в гражданском суде о лжесвидетельстве. В результате Рыжова и Запольский понесли наказание за клевету, и был найден настоящий убийца, а Кузнецова вернули с каторжных работ, куда его сослали в ожидании исхода дела. Суд и каторга длились для него два с половиной года.

Дело Никольских крестьян

Дало ли это дело судьям стимул проявлять большую осторожность и вдумчивость, когда на кону стоит человеческая жизнь? Практика показало следующее: в 1908 году, (год окончания дела Кузнецова,) суд приговорил к смерти четырёх неповинных крестьян.

В этом году 1 июня в селе Никольском Московской губернии была ограблена церковь. О нападении заявили церковные сторожа Елкин и Горин, среди нападавших они признали четырёх крестьян односельчан. Окажется, что сторожа лгали. Разные свидетели подтвердят, что всех обвиняемых в ночь нападения видели в других местах. Вскроется факт, - Горина не было в церкви, он ночевал в деревне у жены. Показания сторожей, будут несколько раз меняться, а позже подтвердится их несостоятельность. Например, со слов Горина, ему удалось незаметно спрятаться от грабителей под койку. Но во время следственного эксперимента, Горин физически не смог под неё залезть.

Против лжесвидетельства сторожей выступают десятки показаний односельцев. Среди подсудимых ранее никто не судился и замечаний не имел. Все женаты, на всех приходиться четырнадцать детей и четверо стариков. Их судьбы зависят от кормильцев, жизнь которых в руках суда. Суда, недавно совершившего трагическую ошибку.

Итог вам известен, обвиняемых приговаривают к смерти. Невероятными стараниями защиты удалось предотвратить убийство невинных. По итогу лжесвидетельство признали в гражданском суде и крестьян вернули из-под виселицы к семьям.

Дело Решетина

Эстафету осуждения невинных, московский военно-окружной суд продолжил в этом же 1908 году и приговорил Решетина к 15 годам каторги за разбойное нападение на Богородицкую фабрику. Решетин практически повторил судьбу Кузнецова. Опять двое свидетелей, которые опознают в невиновном нападавшего. Вновь свидетели защиты опровергают лживые показания, но суд на стороне лжецов, а не честных людей.

На сибирской каторге нашёлся человек, который помог несчастному Решетину. В 1910 году в московском окружном суде, лжесвидетелей наказали. Главный военный суд, отменил приговор московского-военного окружного суда и призвал обсудить возможность его освобождения с каторги до пересмотра дела. Это случилось в марте 1911 года. Даже если Решетина позже окончательно оправдали, отбыв три года каторги, он неизлечимо заболел.

Вывод

Через эти дела, становится ясно, что так называемое правосудие военных судов шло вразрез с понятиями правды и права, насмехалось над здравым смыслом. Но всё это было в рамках законов. Такой судебный аппарат грозил общественной безопасности. Он позволял схватить человека, сидящего за мирной работой, как Глускера и ускоренной процедурой отправить на виселицу. Судьи ошибались, верили лжесвидетелям, но закон от них не требовал проницательности, они устанавливали свою правду в меру своих сил. Доказать невиновность человека, позволяло либо внешнее влияние, вне судебного порядка, как в деле Юсупова, либо невероятные усилия защитников, как в остальных делах.

Сегодня смертная казнь в России отменена, но вопрос о справедливости судов открытый. Главное — не оставаться безмолвным и безучастным свидетелем подобного “правосудия”, что тогда, что и сейчас.Автор: В.Зайцев
Источник: "Катехизис и Катарсис"
Опубликовано 25 июля 2022 Комментариев 0 | Прочтений 761

Ещё по теме...

Добавить комментарий
Периодические издания



Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия