Большой сюрприз от Мимаса: что внутри луны Сатурна?
Большой сюрприз от Мимаса: что внутри луны Сатурна?
Мимас - наименьшая и ближайшая из регулярных лун Сатурна. А в системе этой планеты простых тел — нет. Каждый из спутников Сатурна уникален и чем-то необычен. Причём, необычен часто во многих отношениях. Это в полной, — но до недавнего времени не было известно, в насколько полной, — мере касается и Мимаса, знаменитого роскошным кратером, придающим ему сходство со Звездой Смерти. Удивительный, крошечный, - поверхность Мимаса по площади меньше Франции, - мир под кремовым боком очень газового гиганта, в сто раз большего видимой с Земли Луны, и ночами дающего в сто же раз больше света, - ответственен за появление в кольцах Сатурна щели Кассини. Но кратер - это с каждым может случиться. Тем более, щель. Три другие особенности Мимаса менее известны, ибо представляются удивительными лишь с высоты некоторой информированности. Например, данное тело с поперечником 415 километров по одной оси и только 381 километр по другой, всё-таки, является слишком правильным для своего размера. До минимальной массы, при которой объект принимает близкую к сферической форму под действием собственной гравитации, Мимас не дотягивает примерно вдвое. И данная его странность долго объяснения не имела...

Как и вторая. Хулиганское, — то есть, по мелочи, но нарушающее законы небесной механики, — орбитальное движение. Ничего слишком крамольного, привлекающего внимание публики, Мимас, вроде бы, не совершает. Но астрономов троллит только им заметными и понятными — вернее, непонятными, — масштабами либрации. Вдвое большей, чем можно ожидать, амплитудой шатания под действием приливных сил Сатурна и других спутников.

И, кстати, о либрациях. Это — механизм выделения приливного тепла. Благодаря либрациям чуть более крупный и удалённый спутник Сатурна — Энцелад — сохраняет активность недр, проявляющуюся в извержениях криогейзеров. Маленький, но очень необычный, блуждающий по подлёдным полостям, океан Энцелада, не просто существует, но даже представляется более жизнепригодным, чем океан Европы.


Таким образом, возникала ещё и третья проблема. Почему Мимас, получающий больше приливного тепла, лишён жидкой мантии? На поверхности этого тела отсутствуют следы геологической активности. Да и кратер, огромный, но не пробивший и не расколовший кору, как казалось, предоставлял исчерпывающую информацию о внутренней структуре тела.

Традиционно, особенности движения тела объяснялись смещённым центром тяжести. Предполагалось, что внутри луны, целиком отлитой из водяного льда, асимметрично засел скальный обломок неправильной формы — где-то 100 на 200 километров. Однако, гипотеза объясняла не всё и, как минимум, не давала решения проблем формы Мимаса и его теплового баланса.

...Оперируя собранными зондом «Кассини» данными, американские астрономы из Юго-Западного исследовательского института, всё-таки, сумели построить непротиворечивую модель, на основе существующих вводных. Уравнения красиво сходятся, если Мимас имеет не океан, а жидкое ядро. Толщина ледяной коры тела составляет около 30 километров. Как и у Энцелада. Она толще коры Европы, но и Мимас находится в более холодной области космоса.

Почему кора не трескается? Потому что, в отличие от Энцелада и Европы, сейсмическая активность на Мимасе отсутствует. Там нет вулканов. Тепло выделяется равномерно по всему объёму и равномерно же (сутки, как и месяц, на Мимасе составляют 22 часа) излучается с поверхности. В таких условиях кора спутника будет обладать достаточной пластичностью. Достаточной даже для того, чтобы не лопнуть под ударом тела, оставившего кратер Гершель диаметром 139 километров.

То есть, Мимас чем-то подобен Земле. Внутри он жидкий, разве что, начинён водой, а не расплавленными камнем и железом. Что исчерпывающе объясняет правильную, хотя, скорее яйцевидную (что характерно для лун), а не сферическую форму. Но как и Земля, жидкий он внутри не совсем. У нашей планеты есть твёрдое, внутреннее ядро. У Мимаса же… там всё сложно.

Вопрос, можно ли считать подлёдный океан Мимаса бездонным, не имеет вразумительного ответа ввиду отсутствия аналогий, не только на Земле, но и в известной части Космоса. В океане Мимаса плавают камни. Ну, правда. А куда им тонуть и с какой стати? При практически полном отсутствии гравитации, усугубляющемся по мере приближения к центру, закон Архимеда бессилен что-либо утопить.

При формировании тела, помимо снега захвачен был и минеральный материал, ныне занимающий около 4% объёма. Чем глубже, чем мутнее из-за взвешенной пыли становится вода. Затем, начинается, постепенно сгущаясь, слой плавающего песка, а уже ближе к центру, находится скопление камней и скал, достигающих десятков километров в поперечнике. Причём, это ничем не скреплённая масса материала. Минеральные недра Мимаса никогда не переживали плавления.

Плавающие острова в океане Мимаса, точнее будет назвать не скалами, подразумевающими нечто острое, а валунами, так как за миллиарды лет вялого, вызванного либрациями движения, они истирались друг о друга и сглаживались. Но как бы не хотелось населить этот мрачный мир чудовищами, он, по видимости, является безжизненным. На Мимасе есть вода, в океан его должны были попасть углеводородные соединения небулярного происхождения, но отсутствуют источники энергии и условия для химической эволюции.Источник: "Цитадель адеквата"
Опубликовано 12 марта 2022 Комментариев 0 | Прочтений 839

Ещё по теме...

Добавить комментарий
Периодические издания



Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия