Как Сибирь отделялась от России: Сибирский Союз Вольных Штатов - что это за "государство"?
Как Сибирь отделялась от России: Сибирский Союз Вольных Штатов - что это за "государство"?
5 августа 1917 года Конференция общественных организаций Сибири утвердила государственный флаг свободной Сибири. Он должен был выглядеть как «прямоугольник, который диагональю, соединяющей левый верхний угол с правым нижним, разделяется на две части, причём верхняя часть зелёная, нижняя белая. Белый цвет означает снега сибирские, зелёный - сибирскую тайгу». Именно так, но с разделением по горизонтали, должен был выглядеть стяг Сибирского Союза Вольных Штатов - независимого государства к востоку от Урала.
Вначале 60-х годов XIX века в Санкт-Петербурге образовалось сибирское землячество. Состояло оно в основном из студентов и вольнослушателей Петербургского университета, которые приехали учиться в столицу - кто из Томска, кто из Омска, кто из Иркутска, кто вообще из самой настоящей глухомани...

Большая реформа - большие планы

Здесь, в большом европейском городе, сибиряки не забывали о своей родине. Будущее огромного края, который по сравнению с европейской частью империи теперь казался им совершенно диким, не могло их не волновать.
В 1861 году, в год великой реформы, молодые люди, разделявшие передовые идеи, сошлись ради общего блага. Григорий Потанин, Фёдор Усов, Николай Ядринцев и Николай Наумов приехали из Тобольска, Серафим Шашков и студент Куклин из Иркутска, Иван Худяков из Тобольска — сердцем все они были настоящие сибиряки.
В это же время по империи прокатилась волна восстаний, связанная с недовольством реформой, и недавние студенты предпочли вернуться домой. Ещё в столице они организовались в просветительский кружок «Независимая Сибирь», а теперь живо поддерживали отношения, встречались и дискутировали о будущем. Больше всего разговоров велось об открытии Сибирского университета. Но и животрепещущие экономические и политические вопросы не оставались без внимания, благо из европейской России в Сибирь потекли новые и новые арестанты… В том числе и польские патриоты, с которыми близко сошёлся Ядринцев. Власти, конечно, это заметили. Тем более что Ядринцев на лекциях в Омске дерзнул сказать:

«Много ли памятников осталось от наших богачей? Может быть, Сибирь усеяна фабриками и заводами? Может быть, наши богачи создали нам бездну школ, библиотек, музеев и кабинетов учёных редкостей? Нет, Сибирь по-прежнему пустынна и невежественна. А где же наши миллионы? Где наше золото, которое вырабатывалось кровавым потом нашего народа на рудниках и приисках? Эти миллионы пропиты, проиграны в карты, промотаны по ярмарочным шинкам, — вот где наши миллионы!».

А уж когда его друг Шашков на публичной лекции призвал вспомнить вечевые традиции Новгорода и создать наконец-то в Сибири университет, оба члена «Независимой Сибири» стали для властей наиопаснейшими смутьянами.

Возмутительная прокламация

Был вхож в эту молодёжную среду и купец Степан Попов, проявивший огромный интерес к самоорганизации Сибири по образцу Соединённых Штатов. Он-то и написал корявый текст прокламации, который с трудом привёл в удобочитаемый вид Потанин. Эта прокламация так и валялась в столе Фёдора Усова, пока её не нашёл его младший брат. Тот, недолго думая, притащил её в кадетский корпус, а надзирающий офицер обнаружил возмутительное воззвание при обыске. Кадетов посадили на гауптвахту, жандармы изъяли в доме Усова все бумаги, а Потанина, Ядринцева и Шашкова тут же арестовали. С этого и началось «Дело об отделении Сибири от России и образовании республики подобно Соединённым Штатам», по которому под арест попало около 40 человек. Следствие тянулось три года — с 1865-го по 1868-й.
Что же так перепугало власть?
«Сибирь более чем прочие части Империи прочувствовала всю тяжесть монархического гнёта, — взывал автор, — всю силу притеснений и оскорблений, наносимых народу от её самовластных правителей. С самого начала наша страна, будучи завоёвана нашим народом для создания в ней независимой и свободной жизни, была беззаконно захвачена в руки жадных к обладаниям московских царей и самовольно присвоена ими вместе с народом… В настоящее время правительство, доведя свой народ до разорения, пытается для удержания своей власти проводить реформы. Но можно ли верить тому правительству, которое, твердя о реформах, не даёт народу самому, через выборных, заботиться о своих нуждах?». Сибирь — особая территория, гласил текст, «и она должна отделиться от России во имя блага своего народа, создавши своё государство на началах народного самоуправления. Демократический состав общества особенно благоприятствует Сибири создать республику, состоящую из штатов, подобно Америке — от гор Уральских до берегов Великого Океана. Но как достичь этого? Только войной и восстанием за независимость».

Рекомендовалось «организоваться и подготовиться к решительному дню борьбы, дню мести и освобождения».

На крайний запад

Потанин, как самый старший из арестованных, принял удар на себя. Он даже признался в авторстве этого текста. Следствие тем временем прочло письмо этнографа Михаила Березовского к его приятелю Полу Коллинзу и ужаснулось «планам передать американцам Якутию и Магадан, если те окажут финансовую помощь восставшим». Прозвучали слова «государственная измена». Березовский, узнав об арестах, на несколько лет уехал в Англию…
В 1868 году был вынесен приговор: Потанину 15 лет каторги, Ядринцеву и Шашкову — по 12 лет. Три года в Омской тюрьме они уже успели отсидеть. И хоть условия, конечно, были «тюремные», они занимались разборкой городского архива и собирали этнографический и исторический материал для будущих книг и статей. Потом приговор смягчили. Потанина подвергли гражданской казни и отправили отбывать пятилетнее заключение в Свеаборг, Ядринцева, Шашкова и других арестантов по делу — в Архангельскую губернию, в ссылку.
Как потом смеялся Потанин, генерал-губернатор Дюгамель, отсылая следственное дело в Петербург, просил выдворить их из Сибири.
«Это была обратная ссылка из Сибири: кажется, единственный случай, когда Сибирь была признана чьим-то отечеством, и из него нужно было выдворить. Множество ссыльных, конечно, пожелали бы этого выдворения».

Обустройство родного края

Во время тюремного заключения и ссылки, которая сначала считалась бессрочной, а потом потихоньку была и вовсе отменена, «патриоты Сибири» занимались научной и литературной работой. В 1872 году была издана книга Ядринцева «Русская община в тюрьме и ссылке», которую тогдашняя публика читала с не меньшим интересом, чем «Записки из Мёртвого дома» Достоевского. Потанин занимался научной работой и по просьбе Семёнова-Тян-Шанского составлял добавление к «Землеведению Азии» Риттера. А потом с Ядринцевым свёл знакомство только что назначенный генерал-губернатором Западной Сибири Казнаков — и позвал его поехать в Сибирь на государственную службу. В течение пяти лет Ядринцев жил в Омске и составлял проекты для Комиссии по земельному устройству крестьян Западной Сибири — о возможности переселения крестьян из европейской части страны. Для тюремного ведомства — Об улучшении положения ссыльных, программы для изучения сельской общины в Сибири, исследования быта инородцев. Ядринцев стоял у истоков Западно-Сибирского отделения Русского географического общества и участвовал в экспедициях на Алтай.
Итогом работы с Казнаковым стала книга Ядринцева «Сибирь как колония», в которой он называл три беды этой богатейшей земли: штрафная колонизация, то есть освоение Сибири за счёт арестантов, высасывание средств в центр страны и бегство образованных сибиряков в столицу. Политику власти к Сибири он называл сугубо колониальной. И в гораздо более мягкой форме, но повторял слова прокламации: пока Сибирь будет рассматриваться как экономический придаток центральной России, ни о каком её обустройстве и речи не будет.
Спустя полвека Временное Сибирское правительство решило воплотить в жизнь старую идею «Независимой Сибири» и провозгласило республику от Урала до берегов Великого Океана. Первым и единственным почётным гражданином этой республики стал Потанин. Даже флаг этой республики был в «потанинских» цветах — белом и зелёном. Даже основана республика была в день независимости США, то есть 4 июля, правда — по старому стилю. Чем не Сибирский Союз Вольных Штатов? Но, увы. Сибирская республика оказалась недолговечной. Она просуществовала всего четыре месяца. Благие начинания пожрала Гражданская война…Автор: Н.Котомкин
Источник: "Загадки истории" №44, 2021 г.
Опубликовано 03 ноября 2021 | Комментариев 0 | Прочтений 588

Ещё по теме...

Добавить комментарий
Периодические издания



Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия