Четвёртый рейх в Москве
Четвёртый рейх в Москве
В 1943 году, когда война с фашистской Германией была в самом разгаре, отпрыски видных государственных деятелей СССР создали молодёжную антисоветскую организацию - «Четвёртый рейх». Её главарь Владимир Шахурин называл себя фюрером...

Доклад вождю

Июньским утром 1943 года Лаврентий Берия прибыл с докладом в кабинет Верховного Главнокомандующего.
- Иосиф Виссарионович, — голос Берии дрожал от волнения, — наше ведомство раскрыло шайку юных негодяев, которые назвали себя «Четвёртым рейхом» и ставили своей целью свержение государственного строя. Мерзавцы создали так называемое теневое правительство, а друг друга именовали рейхсфюрерами и группенфюрерами. Они восхищались нацистскими порядками, эсэсовской формой, вскидывали руку в нацистском приветствии!
Шеф Наркомата государственной безопасности (НКГБ), призванного охранять первое в мире социалистическое государство, боялся реакции Сталина на эту вопиющую информацию.
Ситуация усугублялась тем, что шёл 1943 год, война с фашистами была
в самом разгаре, а тут — под боком у Кремля — возник и действовал «Четвёртый рейх».
- Кто входил в организацию? — тихо спросил вождь.
- Главарь — сын наркома авиационной промышленности Владимир Шахурин. Ему подчинялись сыновья Анастаса Микояна — Серго и Вано, а также дети очень уважаемых товарищей — Леонид Раденс, Артём Хмельницкий, Пётр Бакулев, Феликс Кирпичников, Арманд Хаммер… Все они ещё школьники!
- Лёнька Раденс — это сын моего свояка Станислава Раденса?
- Так точно, товарищ Сталин!
- Что показали на допросах эти волчата? — помедлив, спросил вождь.
- Канючили, что весь этот «Четвёртый рейх» — просто игра, что они раскаиваются, просят прощения и заверяют, что никогда такого не повторится…

Убийство и самоубийство

- А что говорил главарь организации — Владимир Шахурин? — Сталин поднялся с кресла и, заложив руки за спину, начал ходить по кабинету.
- К сожалению, его допросить не удалось, — сокрушенно вздохнув, ответил Берия.
- Почему?
- 3 июня 1943 года на лестнице Каменного моста в Москве он выстрелом в затылок убил свою подружку Нину Уманскую (дочь известного дипломата Константина Уманского, — прим, ред.), после чего застрелился сам.
- А где достал пистолет? — раздражённо спросил вождь.
- Мы установили, что ствол принадлежал семье заместителя председателя Совета народных комиссаров, наркома внешней торговли СССР Анастаса Микояна, с чьим сыном — Вано — Владимир Шахурин учился в одном классе и дружил.
- Говоришь, сын наркома убил девчонку и сам застрелился? А куда смотрели вверенные тебе чекисты? — нахмурился вождь.
- Это наша недоработка! — Берия не смел поднять глаза на собеседника.
- Ещё одна такая недоработка, и не сносить тебе головы, Лаврентий! — подвёл итог беседы Сталин.
Выдержав паузу, вождь велел оставить ему папку с материалами следствия и сказал на прощание:
- Я почитаю материалы и позже приму решение, что делать с заговорщиками. Предлагаю следствие особо не затягивать, но обязательно выявить всех причастных к этому делу. О ходе расследования докладывать мне лично!
В тот же день Берия вызвал следователей Льва Шейнина и Льва Влодзимирского, передал им слова вождя и проинструктировал, как следует вести расследование.
- Вам доверяется очень ответственное и деликатное дело. Товарищ Сталин надеется, что вы всё сделаете, как надо! К арестованным физические методы не применять. Действовать методом убеждения и внушения, доступ к делу должен иметь крайне ограниченный контингент сотрудников. Главное — никаких утечек информации! — сказал Берия.
Следователи безотлагательно приступили к работе, а ключевой фигурой в расследовании стал ближайший друг Владимира Шахурина — Вано Микоян. Именно он дал подробные показания о тайной организации «Четвёртый рейх» и в деталях обрисовал фигуру руководителя — Шахурина.

Ценная информация

В поле зрения сотрудников компетентных органов эти молодые люди попали в середине апреля 1943 года.
На очередном собрании организации Шахурин предложил отметить день рождения Адольфа Гитлера (20 апреля) громкой акцией, а именно: вывесить знамя со свастикой на здании столичной районной библиотеки. В пошиве знамени приняла активное участие Нина Уманская.
На дело пошли сам Владимир Шахурин и Вано Микоян. Однако акцию негодяев пресекла милиция. Номенклатурные сынки были доставлены в Краснопресненское районное отделение, где их допросил начальник — Михаил Наумов.
Если Шахурин на допросе хранил высокомерное молчание, то Вано удалось разговорить. Он и поведал Наумову, что состоит в тайной организации «Четвёртый рейх».
Когда следователи Берии начали расследование убийства Нины Уманской, Михаил Наумов поделился с ними информацией о задержании Шахурина и Микояна. И добавил:
- Когда в отделение нагрянули отцы задержанных, пришлось парней отпустить, а дело замять. Тем более что родители обещали выбить из их голов всю фашистскую дурь.
Получив ценную информацию от Наумова, следователи принялись за Вано Микояна всерьёз. Он показал, что в тот злополучный день — 3 июня, когда Владимир пошёл провожать после школы Нину, тайком проследил за ними и стал невольным свидетелем трагической сцены.
Краснея и запинаясь, Вано говорил:
- Пистолет я выкрал из сейфа отца. Он ничего не заметил, поскольку в сейфе больше двух десятков образцов различного оружия. Потом я передал «вальтер» Володе. Он везде носил его с собой. Я слышал, как Владимир пытался уговорить Нину не лететь с родителями в Мексику, а остаться в Москве, но она отказалась. Володя разозлился и выстрелил ей в голову, а затем застрелился сам. Я испугался, выхватил «вальтер» из Володькиной руки, подобрал две отстрелянные гильзы. Пистолет спрятал в тайнике, а гильзы выбросил в Москву-реку.

Кровавая клятва

Вано Микоян также дал подробные показания о том, какие порядки в организации установил «фюрер» «Четвёртого рейха» Владимир Шахурин. Его настольной книгой было программное сочинение бесноватого Адольфа — «Майн кампф» («Моя борьба»).
В 1935 году «Майн кампф» была переведена журналистом «Известий» Карлом Радеком на русский язык, издана небольшим тиражом и попала в личные библиотеки номенклатурных деятелей СССР. Именно у папаши-наркома и позаимствовал этот опус Владимир. На собраниях организации он читал его вслух, восхищался Гитлером и нацистскими порядками.
Чтобы стать членом организации, претендент давал клятву верности руководителю и обещал безропотно выполнять любые его приказы. Текст клятвы был отпечатан на пишущей машинке, а подписать её новичок должен был собственной кровью.
На регулярных собраниях новоявленный «фюрер» обещал:
- В будущем мы возьмём власть в стране в свои руки. Не путём переворота и кровопролития, а совершенно цивилизованным способом — строя гарантированную нашими отцами успешную карьеру и постепенно занимая ключевые должности во власти. Помните: мы должны стать новой элитой. Нам принадлежит будущее и все богатства СССР. А пока необходимо готовиться к этой великой миссии!
Огромную помощь в расследовании оказал дневник Владимира Шахурина, попавший в руки следователей.
В дневнике «фюрер» подробно расписал обязанности каждого члена организации «Четвёртый рейх» и поставленные перед ними задачи.
Читая строки дневника Шахурина, написанные неровным торопливым почерком, следователь Лев Шейнин усмехался и бормотал:
- Власть в стране задумали взять, мерзавцы. А органы вам по рукам, по рукам. Чтоб неповадно было!
Допрошенные участники организации дали признательные показания, но упирали на то, что ничего серьёзного они не совершали, и называли свои действия «глупыми детскими играми».

Наказание - ссылка!

В конце ноября 1943 года Шейнин и Влодзимирский положили пухлую папку с материалами дела на стол своего шефа. В тот же день Берия доложил Сталину об окончании расследования. Вождь внимательно изучил материалы, собранные следователями, и озвучил своё решение:
- Твои подчинённые, Лаврентий, хорошо поработали. Передай им мою благодарность. А ещё доведи до них следующее: так как в составе этой банды недоумков — дети высокопоставленных деятелей партии и правительства, полагаю, что будет правильным материалы дела засекретить, чтобы не дискредитировать их отцов.
- Так точно, товарищ Сталин, — отрапортовал Берия и тут же спросил: — А как накажем этих «рейхсфюреров»?
- Учитывая их раскаяние, а также заверения родителей, что больше этого никогда не повторится, предлагаю сослать членов организации в разные отдалённые города Сибири и Средней Азии под надзор тамошних органов госбезопасности.
- На какой срок, Иосиф Виссарионович?
- Думаю, годика хватит. По истечении этого срока вернуть всех в Москву под родительский кров и неусыпный контроль твоего ведомства.
И действительно — через год все ссыльные вернулись в свои семьи. Никаких карательных санкций к их родителям принято не было, а сами опальные отпрыски чётко усвоили урок, преподанный вождём. В дальнейшем внимания компетентных органов они не привлекали и вели себя законопослушно.
Что касается следователей, которые вели дело «Четвёртого рейха», то их судьбы сложились по-разному: после расстрела Берии Лев Влодзимирский разделил участь своего шефа, а Лев Шейнин посвятил себя литературной деятельности. Скончался 11 мая 1967 года и похоронен на Новодевичьем кладбище.Автор: В.Барсов
Источник: "Тайны ХХ века" №23, 2020 г.
Опубликовано 28 октября 2020 | Комментариев 0 | Прочтений 1277

Ещё по теме...
Добавить комментарий
Периодические издания






Информационная рассылка:

Рассылка X-Files: Загадки, Тайны, Открытия



Электронный журнал:

THE X-FILES...
Все тайны эпохи человечества